Меню

Ярославские коты спасли блокадный ленинград от крыс

Как ярославские кошки Ленинград спасли

История про мяукающую дивизию, прибывшую из Ярославской области в Ленинград, чтобы спасти блокадную столицу от крыс, со временем обросла таким дополнительным ореолом романтики, что стала вызывать сомнения у историков и краеведов. И пусть документальных подтверждений «пушистому десанту» обнаружить не удалось, но воспоминания самих блокадников подтверждают: кошек, которые после прорыва окружения стали дороже хлеба, завозили в Ленинград железнодорожными вагонами.

8 сентября 1941 года Ленинград был взят в кольцо, началась блокада, которая продлилась 900 дней. В страшную зиму 1941­1942 годов люди, чтобы выжить, ели своих домашних питомцев. Вот одно из воспоминаний блокадницы: «…У нас был кот Васька. Однажды он пропал. Мама сказала, что отнесла его в приют. А вечером мы ели что-­то наподобие котлет… Я тогда ничего не поняла. Благодаря Ваське мы выжили в ту зиму».
Но если люди умирали, то крысы плодились и размножались. Оказалось, что еды в голодном городе для крыс хватало. Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…»
Справиться с такой «армией» могли только кошки. В январе 1944 года котенок в Ленинграде стоил 500 рублей — килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей, а зарплата сторожа составляла 120 рублей в месяц. «За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было ­ хлеб,­ рассказывала блокадница Зоя Корнильева. ­ Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка». На всех кошек не хватало. Кошек давали напрокат, передавали из рук в руки.
До нас дошли клички двух котов, которые выжили в блокаду, – Максим и Малыш. Последний оказался долгожителем по кошачьим меркам. Он родился в 1933 году, умер в 1957­м. Его фотография находится в Музее кошек Санкт­-Петербурга.
После снятия блокады в январе 1944 года вышло постановление Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек» (дымчатые считались лучшими крысоловами). Помогла не только Ярославская область, но и Ивановская, Костромская, Нижегородская. Жители Верхневолжья отдавали своих домашних любимцев добровольно. Сами приносили на вокзалы. Всего собрали 500 дымчатых кошек.
«Мяукающую дивизию», так в шутку называли прибывших животных блокадники, разместили в два железнодорожных эшелона и отправили в Ленинград. Путь дивизии лежал через Рыбинск. В течение всей поездки кошек не кормили. Как только эшелон прибыл в Ленинград, вагоны открыли, и обезумевшие животные бросились врассыпную. Началась охота на крыс. И за несколько месяцев крысы ушли из города.
В память о подвиге полосатых героев в Питере поставили бронзовые памятники коту Елисею и кошке Василисе на Малой Садовой. Автором идеи является Сергей Лебедев, скульптором ­ Владимир Петровичев, спонсором ­ Илья Ботка. Памятник коту установили 25 января 2000 года, а кошке ­ 1 апреля 2000 года.
В 1998 году в Эрмитаже был учрежден День эрмитажного кота в память об усатых спасателях мирового искусства. Еще перед блокадой Ленинграда из Эрмитажа были вывезены многие экспонаты, но в самом дворце оставались вещи, которые могли испортить крысы. Для спасения Эрмитажа были привезены сибирские коты. Их разместили в подвале, чтобы запах кошек отпугивал грызунов. С тех пор в Эрмитаже наряду с научными хранителями коллекций есть и «пушистые» хранители.
В 2013 году молодой режиссер-­документалист Максим Злобин создал фильм «Хранители улиц», где рассказал историю ярославской «мяукающей» дивизии. Максим – воспитанник рыбинской школы юных журналистов под руководством Марины Шакуровой. Фильм «Хранители улиц» был номинирован на национальную премию «Страна», его можно посмотреть в интернете.
В начале XX века 7% населения Санкт-­Петербурга составляли выходцы из Ярославской губернии, в середине века ярославские коты стали родоначальниками современных петербургских кошек. Связь между нашими городами стала еще крепче.

Читайте также:  Заживление ран у крыс

Оксана Гожалимова

Автор выражает благодарность за предоставленные материалы Марине Шакуровой и Татьяне Степкиной.

Источник

Мяукающая дивизия или как кошки спасли город

Пережившие блокаду Ленинграда люди вспоминают, что в 1942 г. в городе совсем не осталось кошек, зато крысы расплодились в неимоверном количестве. Длинными шеренгами двигались они по Шлиссельбургскому шоссе прямо к мельнице, где мололи муку для всего города.

В 1942–43 годах крысы заполонили голодающий город. Их пытались расстреливать, давить танками, но все было бесполезно. Полчища серых захватчиков росли и крепли. Умнейшие зверьки взбирались на танки, которые ехали их давить, и победоносно шествовали вперед на этих самых танках.

Весной 1943 года, когда появилась связь осажденного города с «большой землей», председатель Ленсовета подписал постановление,в котором говорилось о необходимости «выписать из Ярославской области и привезти в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек». Эшелон с «мяукающей дивизией», как прозвали питерцы этих кошек, надежно охранялся.

Крысы не только пожирали скудные продовольственные запасы, но и грозили возникновением среди ослабевших от голода блокадников страшных эпидемий болезней, вирусы которых переносят крысы. В частности,

Питеру могла грозить чума. Возможно, тебе приходилось читать о том, что в Средние века в Европе господствовали эпидемии чумы. Причиной распространения этой опасной болезни было в частности и то,

что в порыве религиозного фанатизма, охватившего европейские страны, уничтожили много кошек, особенно черных, которых считали сообщниками ведьм.

И вот киски вступили в бой. Подвал за подвалом, чердак за чердаком, свалку за свалкой очищали они от крыс. Кошачье племя победило. В год прорыва блокады крысиная армия была разгромлена.

Интересно, что после прорыва блокады москвичи посылали в Питер родным и друзьям не только продукты питания, но также кошек и котят.

Из воспоминаний очевидцев:

В 1942-м году осажденный Ленинград одолевали крысы. Очевидцы вспоминают, что грызуны передвигались по городу огромными колониями. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться. С крысами боролись: их расстреливали, давили танками, были созданы даже специальные бригады по уничтожению грызунов, но справиться с напастью не могли. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали. А кошек — главных крысиных врагов — в городе не было уже давно. Их съели.

Немного грустного, но честного

Поначалу окружающие осуждали «кошкоедов». «Я питаюсь по второй категории, поэтому имею право», — оправдывался осенью 1941 года один из них. Потом оправданий уже не требовалось: обед из кошки часто был единственной возможностью сохранить жизнь.

«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», — записал в своем дневнике 10-летний мальчик.

«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», — говорит Зоя Корнильева.

«В нашей семье дошло до того, что дядя требовал кота Максима на съедение чуть ли не каждый день. Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил — шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться…»

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, а мы то не можем. Вечером мама приготовила что то на подобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла. Только потом. Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму. »

Читайте также:  Что нельзя давать крысам из человеческой еды

«Глинский (директор театра) предложил мне взять его кота за 300 грамм хлеба, я согласился: голод дает себя знать, ведь вот уже как три месяца живу впроголодь, а в особенности декабрь месяц, при уменьшенной норме и при абсолютном отсутствии каких-либо запасов продовольствия. Поехал домой, а за котом решил зайти в 6 часов вечера. Холодина дома страшная. Термометр показывает только 3 градуса. Было уже 7 часов, я уже было собрался выйти, но ужасающей силы артиллерийский обстрел Петроградской стороны, когда каждую минуту ждал что вот-вот, и снаряд ударит в наш дом, заставил меня воздержаться выйти на улицу, да притом и находился в страшно нервном и лихорадочном состоянии от мысли, как это я пойду, возьму кота и буду его убивать? Ведь до сих пор я и птички не трогал, а тут домашнее животное!»

Кошка значит победа

Тем не менее, некоторые горожане, несмотря на жестокий голод, пожалели своих любимцев. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила. Одна бывшая блокадница вспоминала, что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька. 12-летняя девочка в апреле 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», увидала толпу людей у окна одного из домов. Они дивились на необыкновенное зрелище: на ярко освещенном солнцем подоконнике лежала полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», — вспоминала эта женщина много лет спустя.

Мохнатый спецназ

В своем дневнике блокадница Кира Логинова вспоминала, «Тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. Это был враг организованный, умный и жестокий. ». Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников.

И тогда было принято решение доставить в Ленинград кошек о том, что в апреле 1943 года вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы не могли не выполнить стратегический заказ и наловили нужное количество дымчатых кошек, считавшихся тогда лучшими крысоловами. Четыре вагона кошек прибыли в полуразрушенный город. Очевидцы рассказывают, что когда мяукающих крысоловов привезли, то для получения кошки надо было отстоять очередь. Расхватывали моментально, и многим не хватило.

В январе 1944 года котенок в Ленинграде стоил 500 рублей (килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей).

16-летняя Катя Волошина. Она даже посвятила блокадному коту стихи.

Их оружие — ловкость и зубы.

Но не досталось крысам зерно.

Прибывшие в полуразрушенный город коты ценой больших потерь со своей стороны сумели отогнать крыс от продовольственных складов.

В числе легенд военного времени есть и история про рыжего кота-«слухача», поселившегося при зенитной батарее под Ленинградом и точно предсказывавшего налёты вражеской авиации. Причём, как гласит история, на приближение советских самолетов животное не реагировало. Командование батареей ценило кота за его уникальный дар, поставило на довольствие и даже выделило одного солдата за ним присматривать.

Кошачья мобилизация

Как только блокада была снята, прошла еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз мурок и барсиков набирали в Сибири специально для нужд Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет. Многие сами приносили своих любимцев на сборный пункт. Первым из добровольцев стал черно-белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили Эрмитаж от грызунов.

О котах и кошках Эрмитажа заботятся. Их кормят, лечат, но главное — уважают за добросовестный труд и помощь. А несколько лет назад в музее даже был создан специальный Фонд друзей котов Эрмитажа. Этот фонд собирает средства на разные кошачьи нужды, организует всяческие акции и выставки.

Читайте также:  Козерог свинья совместимость крыса

Сегодня в Эрмитаже служат более полусотни котов. Каждый из них имеет паспорт с фотографией и считается высококвалифицированным специалистом по очистке музейных подвалов от грызунов.

Кошачье сообщество имеет четкую иерархию. Тут есть своя аристократия, середнячки и чернь. Коты делятся на четыре отряда. Каждый имеет строго отведенную территорию. В чужой подвал не лезу — там можно схлопотать по морде, серьезно.

Кошек узнают в лицо, со спины и даже с хвоста все сотрудники музея. Но дают имена именно те женщины, которые их кормят. Они знают историю каждого в подробностях.

Источник

Кошки блокадного Ленинграда

Самым страшным испытанием для блокадного Ленинграда стала зима 1941-1942 годов. В городе практически не осталось запасов продовольствия и топлива. Единственным путём снабжения оставалось Ладожское озеро, но возможности его были очень ограниченными, и уже к 20 ноября выдачи хлеба были сокращены до минимума. Фронтовики получали по 500 граммов хлеба, рабочие – по 250 граммов, остальные категории граждан – по 125 граммов. В городе начался массовый голод, который сопровождался крайне суровыми морозами.

Вымирает всё живое

В ту зиму голодные горожане съели практически всё. Сначала с улиц города исчезли бродячие животные, а чуть позже пришла очередь и домашних. Уже весной 1942 года в Ленинграде не осталось кошек. Были выловлены голуби и вороны. Мальчишки охотились на птиц в скверах и ловили мелкую рыбёшку в каналах и Неве.

В дневниках блокадников упоминается история лишь про кота Максима. Хозяйка кота вспоминала, что их дядя постоянно требовал отдать животину на съедение, но они домашнего любимца отстояли. Так, по всей видимости, на весь Ленинград остался один кот, который проживал в семье Володиных. Кот Максим пережил блокаду и умер только в 1957 году, прожив почти 20 лет. После войны в семью Володиных ходили на экскурсии посмотреть на кота-легенду.

Кот Елисей — памятник в Санкт-Петербурге. Источник: https://www.pinterest.se/

Блокадники рассказывали ещё про кота Ваську, который жил на зенитной батарее под Ленинградом. Этого отощавшего кота привёз старшина расчёта. Под бомбёжками у него выработалось особое чутьё. По легенде, задолго до налёта немецкой авиации Васька предупреждал о нём, и даже направление атаки, при этом советская авиация отрицательных эмоций у него не вызывала. Кот был поставлен на довольствие, а специальный солдат докладывал командованию о поведении хвостатого предсказателя.

Война с грызунами

Как известно, беда не приходит одна. Отсутствие кошек привело к тому, что у ленинградцев появился ещё один враг. Началось нашествие крыс. Очевидцы вспоминали, что грызуны передвигались по городу большими колоннами. Когда они пересекали дороги, даже трамваи останавливались. Этот враг был организованный, умный и очень жестокий… Все виды оружия и даже огонь пожарищ не смогли уничтожить эту «пятую колонну». Крысы заполонили всё и вели себя агрессивно: мешали движению трамваев, нападали на людей, уничтожали последние запасы еды и даже покушались на музеи и дворцы.

Примечательное решение было принято Ленсоветом после снятия блокады: «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы с энтузиазмом помогли – выполнили стратегический заказ и обеспечили необходимое количество пушистого контингента. Именно эти кошки считались в то время лучшими крысоловами. В город на Неве прибыло четыре вагона истребителей крыс, часть которых была выпущена тут же на вокзале, а часть – раздали жителям.

Источник: https://www.pinterest.se/

Ещё одна кошачья партия вскоре приехала из Сибири. Животных собирали жители Омска, Иркутска, Тюмени. Многие усатые «спецназовцы» отправились на службу в Эрмитаж и другие музеи. 5000 котов с честью справились с поставленной задачей – очистили город от грызунов, чем спасли людей от эпидемий.

Российское военно-историческое общество продолжает цикл публикаций к 75-летию снятия блокады с Ленинграда. С нашими публикациями вы можете познакомиться на портале «История РФ».

Источник

Adblock
detector