Меню

В австрию за кроликом

Племенные кролики
из Европы

Доставка кроликов

Беларусь, Казахстан

За кроликами через Альпы

Настоящая, не декларативная любовь к природе — отличительная черта
европейцев. В Германии, как и в Австрии, Нидерландах, есть, к примеру,
законы, регулирующие содержание кроликов в клетках: сколько полагается
свободного места на одно животное, когда беременную самку отсаживать в
клетку с гнездом и т. д.

Однако защитники природы и обычные граждане недовольны
регламентируемыми условиями: в течение 2015 года собирались подписи
под петицией в Бундестаг об отмене клеточного содержания или
значительном его улучшении. Ранее такая борьба шла за кур — и
оказалась успешной!

К чему это я? Ведь ролик вовсе не о содержании кроликов в клетках, а о
баварском озере Кёнигсзее (Königssee) — “драгоценном камне“ парка
Берхтесгаден (Berchtesgaden), где мы побывали в одну из поездок за
кроликами. Просто пересматривал картины озера, вспомнил серые
деревянные причалы — “неухоженные“, как сказали бы у нас, такие же
серые “сараи“ для парковки лодок. Дерево со временем стало цвета скал,
а “объекты“, созданные человеком, будто превратились в природные,
родные, сами собой тут возникшие…

Просто на Кёнигсзее стараются свести к минимуму любой контакт воды с
“цивилизацией“. По озеру плавают исключительно электроботы да лодки по
образцу средневековых на вёсельной тяге, ничего
крашеного/синтетического/технологичного в воду не суют и не оставляют.

Потому воду можно пить прямо из озера, а когда смотришь в неё —
непонятно, где заканчивается воздух и начинается вода… Потому скалы и
горы — в лесах, замусоренных только прелой листвой и прошлогодней
сухой ягодой. Потому тишину места нарушает только звук трубы, который
раздаётся всякий раз при путешествии очередной группы на катере: есть
на озере место, что рождает чистое троекратное-семикратное эхо — кто
сколько услышит.

… Выходишь к озеру — и сердце уже бьётся чаще. А когда отплываешь от
берега, можно и забыть дышать: так там… Просто посмотрите видео. Оно,
конечно, не сможет передать реальности, но хотя бы представление о
ней.

Еще одно видео: гора Йеннер (Jenner) над Кёнигсзее, куда мы поднялись
по канатной дороге и увидели один из самых невероятных спектаклей. Что
это было? Просто вид на озеро и горы с высоты 1874 м. Просто
вид…

Вся эта красота складывается из ежедневных усилий не поддаться
техническому прогрессу и простоте решений. Как те же кролики, которых
так много выращивают в Германии. Ведь насколько проще наплодить
промышленным способом миллионы тонн несъедобного мяса и по-лёгкому
обогатиться? Нет, не всё измеряют прибылью и оптимизацией. Это такой
особый патриотизм — не на государственном, а самом личном, домашнем
уровне.

Источник

Отдых с кроликом

Также читайте:

Впечатления девушки от поездки в испанию с карликовым животным

Все самое непредвиденное всегда случается накануне отъезда. Это факт.

Я в день своего отъезда проснулась со светлой мыслью, что улетаю в Испанию, а мама в этот же день проснулась с одним глазом. Со вторым что-то такое случилось ночью, что его почти не осталось. То есть где-то он, конечно, был, но за огромным количеством маминого распухшего века видно его не было.

Было ясно, что одним своим оставшимся глазом мама за всеми нашими животными не уследит. Поэтому собаку срочно вывезли к папе на дачу, кошку отдали соседке.

Но у меня еще есть кролик. Карликовый.

Друзья подарили на день рожденья (спасибо, ребята). Так вот, про кролика все думали, что он воняет, и брать отказывались. Решила, что возьму его с собой — беру же я его на дачу к друзьям и даже иногда на работу.

Вот приблизительно в этот момент мой отпуск и закончился.

Следующие две недели я прилежно играла роль сиделки маленького кролика и решала только его проблемы. А их было множество. Просто так кролика за границу, оказывается, не свозишь.

В справочной аэропорта Домодедово мне сказали, что нужна справка из местной ветклиники. Поехала туда с этим кроликом в корзинке-переноске. Там в специальном кабине-тике сидели две женщины в белых халатах и что-то очень быстро писали.

«Здравствуйте, — сказала я женщинам, — мне бы справку на вывоз»

«Паспорт давайте», — сказали женщины хором, не переставая писать и не поворачивая голов.

«А у меня с собой нет», — говорю.

Читайте также:  Секретный кролик haikyuu манга читать

«Да не ваш, собачкин», — хором объясняют мне женщины.

«Ну, кошечкин», — начинают возмущаться женщины.

«Кошечки у меня тоже нет, а есть у меня кролик. Он карликовый. Все думают, что он воняет, а он не воняет. Но у него, правда, тоже нет паспорта».

Тут они как-то сразу повеселели. Кролик, говорят, это проще простого. Напишем, что ему два месяца и что он не привит по возрасту.

«Тогда хотя бы не пишите, что он карликовый», — попросила я. Я-то помню, что в два месяца он помещался у меня на ладони.

«Ой, девушка, кто там его измерять будет. Давайте 250 рублей, всего хорошего».

И выдали справку с печатью. Дома я ее рассмотрела. Справка как справка. Примечательно только, что фамилия главного ветврача Восточного округа — Саранча.

Кролика тоже надо собирать в дорогу. Сделать это очень просто.

Всего-то и нужно: три коробочки корма для мелких грызунов, пакет опилок, поилка, кормушка, семечки, приклеенные к палочкам (такое кроличье лакомство), орешки в дорогу, пакет витаминов, ивовые прутики (вдруг в Испании не растет ива) и небольшая корзинка-переноска с фиксированным верхом, без которой не пустят в самолет.

Все это, за исключением переноски, и еще пару своих туфель (чтобы не занимали место в сумке) я положила в клетку и оклеила ее скотчем. В дверях уже стоял товарищ, вызвавшийся отвезти в аэропорт.

Сели на дорожку. Товарищ подхватил сумку и клетку, я — переноску, дело оставалось за кроликом. Не тут-то было. Подлое существо почуяло неладное и забилось под кровать.

В течение получаса, вооружившись морковкой и шваброй, я, одноглазая мама и великодушный товарищ выуживали его оттуда. Я при этом в белых штанах — через шесть часов буду на курорте.

Девять моих друзей, которые уже ждали в аэропорту, затею явно не одобряли. Все были уверены, что сейчас начнутся проблемы на таможне, кролика потребуют сдать в багаж, а даже если все и обойдется здесь, в России, то уж из Испании меня точно сразу же депортируют вместе с животным.

Один из товарищей так разозлился на эту мою дурацкую затею, что даже покраснел, а через десять минут и вовсе прослезился от ярости. Это потом я вспомнила, что у него аллергия даже на лысых рыбок, не говоря уже об очень даже волосатом кролике.

Зря он тужился, никаких проблем с кроличьими документами в аэропорту не было. Мою, с печатью доктора Саранчи, справку еще за 250 рублей поменяли на точно такую же, только на английском, и выдали кролику индивидуальный посадочный талон.

Никто — ни в России, ни в Испании — этих документов у меня не спрашивал, кролика не осматривал и вообще не различий между мной и другими, не обремененными кроликами пассажирами.

И я совершенно серьезно уверена, что если бы это был не мой личный кролик, а контрабандой вывозимый редкой породы карликовый крокодильчик, украденный из Московского зоопарка, никто бы его даже не заметил.

Как только приехали в Ла-Пинеду (так назывался городок, в котором мы жили), животное, устав от долгого перелета в тесной переноске, запросилось на волю.

Выпустили на газон. От испанской флоры кролик был просто в восторге. Выражалось это в следующем. Он начал перемещаться по периметру газона с гиперреактивной скоростью, как конь отрывая все четыре лапы от земли, и с такой же скоростью жрать какую-то траву.

Решили, что это заячья капуста. С не меньшим остервенением по газону за кроликом носились испанские дети. Детские намерения были неясными, а оттого становилось немного тревожно.

К тому же момент поимки кролика и водворения его обратно в клетку всегда ужасно хлопотное занятие.

Ночью пойманный кролик издавал странные и, что самое ужасное, довольно громкие звуки. Сначала мы думали, что это он таким особым образом мотает головой и шлепает ушами (он ведь у меня ко всему прочему еще и вислоухий).

Потом наиболее любопытный из компании проследил за грызуном. Оказалось, подлец вьет гнезда! Самым натуральным образом, быстро-быстро разгребая когтями (они-то и стучали о пластмассовый поддон клетки) опилки и укладывая их по одному ему понятному принципу в некое подобие гнезда.

Потом еще была поездка на автомобилях в Андорру. Кролика решили не брать, дабы не изматывать животное многочасовой тряской. Стоило нам отъехать буквально на 20 км от города, в котором мы жили, как изматываться начала я.

Читайте также:  Как определить беременность кроликов

В голову тут же полезли мысли о том, что кролику там должно быть скучно, что вдруг ему не хватит воды или еды и вообще — не сделает ли чего-нибудь с ним в наше отсутствие горничная.

В итоге я так распереживалась, что вместо почти дармовых дизайнерских очков и сумок купила в Андорре только пакет опилок. «Чтобы кролику мягче гадилось», — заметил друг-аллергик.

Когда мы вернулись из Андорры, вышла одна конфузная ситуация. Кролику устроили праздник и разрешили ему побегать по гостиной дома, в котором жили.

Кролик бегал у моих ног, периодически теряя маленькие и кругленькие свои экскременты. Чтобы каждый раз не бегать за совком и веником, я аккуратненько собирала их пустой сигаретной пачкой.

Позже животное отловили и уложили спать. Сигаретную пачку выбросить, конечно, забыли и оставили лежать где-то на журнальном столике.

Утром каждый считал своим долгом запустить в пачку пальцы в поисках сигареты, обнаружить там то, что вечером было туда положено, и высказать вслух все, что он думает обо мне и о моем кролике. К слову сказать, кроме этого случая друзья мои от кролика не особо страдали. Зато уж веселились на эту тему от души.

Шутки по большей части были гастрономические. Никогда даже не подозревала, что товарищи знают такое количество рецептов приготовления кроликов — нашпиговать чесноком было самым гуманным из того, что они предлагали.

Особенно умиляла их конструкция клетки. «Достаточно перевернуть — и решетка для барбекю готова», — говорили эти изверги.

Когда летели обратно, выяснилось, что выпивать с кроликом не очень-то удобно. Приходится одной рукой держать корзинку с кроликом, другой стакан виски, да к тому же еще беспрестанно отплевываться от шерсти грызуна, у которого за день до отъезда началась линька.

В какой-то момент, когда мы с мужем и женой Нагибиными почти в нежное ухо кролика завели нашу любимую «А-а, в Африке горы вот такой вышины», какая-то маленькая девочка с заднего сиденья попросила подержать зверька.

Девочка, спасибо тебе огромное! Кто знает, что случилось бы с несчастным животным, не забери ты его из моих уже нетвердых к тому моменту рук.

Дальше помню плохо. Хоть и в забытьи, но домой я вернулась с кроликом.

Душевное равновесие после посещения Испании кролик обрел мгновенно. Это было понятно по тому, как весело принялся он грызть обои.

После поездки воспринимать меня отдельно от кролика друзья перестали. При каждой встрече разговор первым делом заходит о нем. Вот и недавно (спустя почти месяц после возвращения!) известный московский интернет-обозреватель Кирилл Вишнепольский, который тоже был в том кролиководческом туре, сообщил, что на кухне у себя обнаружил: «ты не поверишь — кроличью какашку».

Как она там оказалась — непонятно.

Еще одним откровением, поджидавшим меня дома, стало то, что кролик не карликовый! Я точно помню, что до отъезда он мог встать в клетке на задние лапы.

Сейчас он подпирает крышку клетки спиной, что твой атлант, и не наедается даже двумя среднего размера морковками. Если он поправится хотя бы еще на 20 граммов, мама выгонит меня из дома.

Хотя этого я уже не боюсь. Я вообще теперь ко всему готова. Даже к тому, что он окажется самкой, забеременеет, родит щенков скотчтерьера и на радостях попросит селедки и холодного пива.

Вера Шеигелия
«Путешествие», 19 июля 2002г.

Читайте здесь еще об Испании!

Комментарии:

Здравствуйте все-все. Я прочитала комментарии, и, как ни странно, у меня тоже есть кролик. Ангорка. Раньше, его шерсть росла нормально, но стоило мне его подстричь, через месяц он превратился в . Шар! Пушистый шар! Когда я его перевозила, контролёр попросил «Откройте эту сумку, в корзине-переноске!» Я конечно рассмеялась, а потом обьяснила, что это не сумка, а кролик. И предьявила мед-карту.
28.05.06 , Элен Дюби

Источник

Ушастые оккупанты: как обычные кролики чуть не угробили целый континент

В середине XIX мир узнал о французском зоологе Изидоре Жоффруа Сент-Илере, который предложил переселять полезных животных с одних материков на другие. По его инициативе в Европу завезли южноамериканских лам, тибетских яков и турецких ангорских коз, но эксперимент завершился полным фиаско. Животные так и не смогли адаптироваться к местным условиям, и от идеи пришлось отказаться.

Читайте также:  Шапка меховая кролик рекс

Зато в не имевшей крупных природных хищников Австралии животные с других материков прекрасно приживались. Сначала местные водоемы оккупировали азиатские карпы, а фермерские хозяйства – завезенные для охоты лисицы, а еще бежавшие от хозяев и одичавшие кошки. Но настоящим бедствием для континента стали кролики.

Прекрасные мишени для охоты

Правда, сначала все складывалось просто прекрасно. В 1859 году английский поселенец Томас Остин выпустил на свои угодья 20 кроликов. По его подсчетам, они должны были умеренно размножаться, разнообразить местный пейзаж и стать отличными мишенями для охоты.

Европейские кролики в Австралии. Источник: Wikipedia.org

Но он не учел плодовитости этих зверьков, которые в условиях жаркого климата Австралии могли размножаться круглый год, а полное отсутствие крупных хищников делало их жизнь просто курортной.

О масштабах плодовитости может говорить хотя бы тот факт, что когда через несколько лет усадьбу Остина посетил герцог Эдинбургский, то ему была предложена поистине «королевская» охота. Меньше чем за 4 часа наследник британского престола застрелил 416 кроликов, заявив, что очень устал нажимать на спусковой крючок.

Восторженные поселенцы начали массово выпускать кроликов на свои угодья и даже установили штраф в 10 фунтов стерлингов за каждое незаконно убитое животное. Всего через десять лет они сами станут платить деньги за уничтожение ушастых оккупантов, оставлявших после себя только сухую землю.

Съели всю растительность

Уже в середине 1860-х годов нашествие кроликов назвали Grey Blanket (серое покрывало) и признали национальным бедствием, распространяющимся по континенту со скоростью 100 км в год! К концу века власти Австралии начали платить деньги за уничтожение кроликов, и даже школьникам полагалось систематически сдавать шкурки убитых животных.

Грузовик с 3800 кроликами. 27 марта 1918 года. Источник: Wikimedia.org

Некий Макс Каучер устанавливал каждый вечер до 250 силков, а по утрам «собирал урожай» кроликов. Позднее он хвастался, что его личный рекорд – 176 зверьков, убитых за одни сутки.

Для того чтобы остановить кроличью экспансию, в 1901-1906 годах материк разделили тремя проволочными оградами высотой 1,1 метра и общей длиной 3256 км.

Современное проволочное ограждение от кроликов. Западная Австралия. Источник: Wikimedia.org

Но все было тщетно: кролики продолжали неуправляемо размножаться, а к 1926 году их количество оценивалось в 20 миллиардов особей (или по 3333 головы на каждого жителя Австралии)! Отлов кроликов стал обычной работой, а к 1940 году Австралия экспортировала до 100 миллионов кроличьих шкурок в год. Мясо этих животных было настолько дешевым, что его никто не хотел есть.

Немного «выручила» Вторая мировая война и необходимость обеспечивать тушенкой британскую армию. Но настоящее решение пришло только в 1951 году, когда за дело взялись микробиологи.

Биологическое оружие против пришельцев

Еще в 1887 году правительство австралийского штата Новый Южный Уэльс объявило о готовности выплатить 25 тысяч фунтов стерлингов (аналог сегодняшних 1,5 миллионов долларов) тому, кто поможет освободить континент от кроликов.

Пришло 1456 предложений. Но самое интересное – от известного микробиолога Луи Пастера, предложившего заразить животных куриной холерой. Возбудителя куриной холеры адаптировали к жизни в организме кроликов, а сама болезнь сегодня называется пастереллезом.

Но «ушастики» оказались очень выносливыми, и от пастереллеза погибало не более 30% зараженной популяции. А оставшиеся в живых быстро восполняли потери естественным путем. Очередной провал.

Эксперимент по заражению кролика миксоматозом, 1952 год. Источник: Wikimedia.org

В 1951 году поступило предложение травить зверьков вирусом миксомы, от которой гибли 19 из 20 зараженных кроликов. Победа человечества казалась чрезвычайно близкой, но выжившие животные вырабатывали иммунитет от этой болезни, продолжая размножаться с удвоенной энергией.

Завершающий удар по «ушастой» экспансии ученые нанесли в 1990 году, когда в Австралии вывели вирус геморрагической болезни кроликов. Спасения от нее пока что не существует вообще. Благодаря массовому мору континент удалось практически полностью освободить от диких кроликов. Правда, вирус проник в Европу и Америку, нанося колоссальный ущерб фермерским хозяйствам, профилированным на разведение кролей.

Для защиты домашних животных разработали комплексные вакцины от геморрагической болезни и миксоматоза, а реализация прививок стала очень прибыльным бизнесом. Но это уже совсем другая история.

Источник

Adblock
detector