Меню

Поцелуй бога кролика смысл

Рецензия на дораму Поцелуй бога кролика

Вот так намотаешься до полного изнеможения на работе, в условиях непрестанной суеты предприятия ресторанного бизнеса, среди мелькания посетителей, масляно-раскаленного скворчания обжариваемых морепродуктов и плеска этих же морепродуктов в сыром-живом виде в прозрачных аквариумных садках, да еще под неумолчное треньканье телефона, — и придет к тебе тогда арт-хаусный четырнадцатиминутный КРАСНЫЙ КРОЛИК от Эндрю Томаса Хуанга.

И все вдруг станет нереальным, совершенно рубиновым и завораживающе-эстетичным настолько же, насколько ошарашивающе-непонятным.

Хотя интриги в этом маленьком опусе не наблюдается с самого начала, поскольку легендарная история бедолаги, категорически не понятого предметом страсти, что высшие силы сочли ошибочным, и справедливо, если вспомнить местные реалии (император Аи и его Дунсянь, «фуцзянский» брак и вообще «Поэтическое сочинение о высшей радости» династии Тан сами за себя говорят), — в общем, следуя в русле повести писателя Юань Мэя эпохи Цин, история Ху Тяньбао рассказывается зрителям сразу, в качестве вступления, не слишком удивляя (и не такое бывало) и провоцируя разве что рассуждения на тему того, что лучше – остаться в живых, никак не проявив себя для широкой публики, или приобрести известность после смерти, став объектом почитания (даже храмы соответствующие строились, правда, также порой и запрещались), претерпев мучительную трансформацию в бога… ну, это сильно сказано, — скорее, в божка, эдакого симпатягу в красной шапочке и на красном алтаре, который почему-то входит составляющей частью в интерьер той самой ресторанной забегаловки, в чаду которой крутится день-деньской официант-уборщик, второй и последний после Кролика герой этой мини-зарисовки.

Все же немного удивительно блуждать по дремучим фольклорным лесам, знакомясь с населяющей его фауной. Впрочем, кролики – они имеют тенденцию к многочисленности, так что с точки зрения высших сил в некоторой степени логично было увеличить волшебное кроличье поголовье, помимо хорошо знакомого лунного старожила добавив к списку еще одного ушастика — красного убиенно-воскресшего, прерогатива которого — пробуждение любовных чувств (они же – «человеческие дела», в данном случае определенной направленности, или, более изящно и с отсылкой к императорским анналам, — «страсть разрезанного рукава»).

Правда, в отличие от небесно-возвышенного условного собрата, Красный Кролик, чье перевоплощение прошло, как уже отмечено, не сказать, чтобы гладко, несколько помешан на КРОВИ, и, не резани официантик невзначай себе по пальцу, может быть, он бы и не объявился, поскольку, как нам намекают, активация сверхъестественной сущности требовала не только натыкаться то и дело на ту самую кумирню, но конкретно кровопролития.

(Все же какое отношение имело своеобычное божество к общепиту? На покровителя поваров Красный Кролик не тянет, уж тогда более подходит Лунный – все же он толчет рис бессмертия, то есть кулинарит как-никак. И вообще кролики как-то вот не были замечены в том, чтобы употреблять в пищу кальмаров и осьминогов, даже с учетом экзотических рецептов приготовления.)

Таким образом, именно после появления на пальце магической царапины, в «Счастливом драконе» под видом посетителя, якобы желающего отведать местную стряпню (но нет, другие вкусы у кроликов, точно, – миска осталась нетронутой), появляется этот гламурный очаровашка собственной персоной, в моднючем прикиде, будто только сейчас с подиума, весь увешанный амулетами и прочей бижутерией, а сверх того узорчатый от мистических татуировок и при этом при всем со своими неизменными с тех самых легендарных времен тараканами в голове, пылающей карминной прической, из-под которой оттопыриваются симпатичные ушки, — появляется, значит, и начинает учить облюбованного адепта сакрально-эротических знаний уму-разуму на собственный манер, в процессе, согласно своей мании, вложив ему в руки КУХОННЫЙ НОЖИК.

Читайте также:  Почему кролик урчит декоративный

Но, на поверку, смертоубийства не требовалось (все же кролик — это не хищник), ритуал только нагнетал обстановку, чтобы нервы пощекотать и, в качестве свидетельства об инициации, воспроизвести такие же замысловатые татуировки, причем скорее виртуальные, чем реальные.

Тут и подумается: жизни этого официантика, порой начинавшего падать с ног от усталости, стукаясь головой об стенку, точно не позавидуешь, в связи с чем, с одной стороны, можно понять, почему ему понадобилась энергетическая подпитка в виде заявленного в рекламной афише «самопознавательного погружения в собственные глубины», где ничего особо интересного и принципиального нового иметься не могло и не имелось, но ведь каждому приходится выживать в расчете на наличный ресурс, уж что бы это ни было и какие бы причудливые формы ни приобретало, — а со стороны другой, Кролик вторгся в его жизнь, пользуясь его замотанностью, поскольку божку требуется обращать кого-то в свою веру ради поддержания своей божественности, и это не самый честный ход, собственно говоря.

Таково в общих чертах происхождение наблюдаемого перфоманса в виде выхода-прорыва за пределы замкнутого круга «работа и еще раз работа» в некое рубиновое пространство для знакомства с Красным Кроликом. Станет ли после этого легче жизнь официанта?

Источник

Бог-заяц — покровитель гомосексуальных отношений между мужчинами

Кончается эта история так: «Согласно традициям провинции Фуцзянь, вполне приемлемо, чтобы мужчина и мальчик вошли в связь (ци), и общались друг с другом как родные братья. Услышав о сне крестьянина, другие крестьяне стали жертвовать деньги на постройку храма. Они хранили в тайне этот обет, который так быстро и с таким энтузиазмом исполнили. Все терзались от любопытства, спрашивая их о причине возведения храма, но они не раскрывали ее. Все они ходили молиться туда.» (Hinsch, (1990). Passions of the Cut Sleeve. University of California Press. стр.133).

Согласно Пиньъин (Жи Бу Ю, 子不語 ), книге, написанной Юань Мэем ( 袁枚, писатель времен династии Цинь), Ту Эр Шень был изначально мужчиной по имени Ху Тяньбао ( 胡天保 ). Ху Тяньбао влюбился в безумно красивого чиновника в провинции Фуцзянь.

Однажды Ху Тяньбао был пойман во время того, как подглядывал за чиновником, когда тот принимал ванну, и во время допроса он признался в своих сильных чувствах к этому мужчине.
Чиновник приговорил Ху Тяньбао к смерти через избиение палками.

Месяц спустя, как говорили, он явился мужчине из своего родного города во сне, утверждая, что раз уж он совершил преступление из любви, Судьи иного мира приняли решение отплатить ему за эту несправедливость, и сделать его божеством, покровительствующем связям между мужчинами.

После того, как тому мужчине приснился этот сон, он возвел святилище в честь Ху Тяньбао, которое приобрело в провинции Фуцзянь большую популярность, и она была так велика в конце правления династии Цинь, что правительство приняло решение уничтожить культ Ху Тяньбао ( Туэр-шень/Тур-шень.).

Это божество может еще и рассматриваться как одна из вариаций «Старика под луной» ( 月下老人 ), божества, производящего спички, и покровительствующего гетеросексуальным связям.
Одним из сленговых слов, в поздний период имперского Китая использовавшимся для обозначения гомосексуалиста, было слово «туци» (кролик), видимо именно поэтому Ху Тяньбао изображался в образе кролика или зайца.

Иными словами, с другими культами, связанными с этими животными, его связывать неправильно.
Изображения Ху Тяньбао демонстрировали его в объятиях другого мужчины.

Упоминание о том, что деревенские жители держали в тайне причину возведения храма, могли соотноситься с тем, что правительство было радикально против подобных практик. Циньский чиновник Жу Гуй (1731-1807), следивший за злаковыми налогами в провинции Фуцзянь в 1765 году, стремился привести в порядок мораль местных жителей и ввел «Запрет на безнравственные культы.»

Читайте также:  Через сколько можно спаривать кроликов после прививки

Культ Ху Тяньбао было в особенности трудно уничтожить. По словам самого Жу Гуя, «Изображение двух обнимающихся мужчин; лицо одного от возрасто испещрено морщинами, другой — нежный и бледный. [Их храм] обычно называют маленьким официальным святилищем. Нездоровы те распущенные и бесстыдные негодяи, которые при виде мальчиков или молодых мужчин вожделеют безнравственной связи с ними и молятся своему истукану о помощи в этом деле. Потом они строят планы о совращении и получении объектов своего вожделения. Это известно как тайное заступничество Ху Тяньбао. В конечном итоге они смазывают рот идола свиными внутренностями и сахаром, выражая благодарность.«.

История Ту Эр Шеня может быть всего лишь попыткой мифологизировать так называемую систему мужских браков в Фуцзяне, приписанную данной местности ученым и бюрократом Шень Дефу и писателем Ли Ю.

По их версии старший мужчина в союзе должен был исполнять маскулинную роль в качестве «названого старшего брата»: он платил отступные семье молодого человека, выступавшего в роли его невесты, и, как считается, за нетронутых юношей платили дороже.

Ли Ю описывал соответствующую церемонию так: «Они не пренебрегали тремя чашками чая и шестью брачными ритуалами — это было все равно что обычная официальная свадьба». «Названый младший брат» с тех пор переезжал в дом «названого старшего брата», где он жил, полностью зависимый от старшего.

Такие браки продолжались недолго — оба мужчины потом должны были жениться и создать свои нормальные семьи.
Похожие традиции наблюдались в Малайзии, Тайване, Тайланде и Сингапуре.

Кстати, в Китае «Туршень» — это древнее название проституток-мужчин. Мужчины-проститутки имели более низкий социальный статус чем женщины — проституткам и были презираемы окружающими. До сих пор китайских мужчин-проституток называют «кроликами», потому что кролики будут обнюхивают и лижут половые органы друг друга, когда вступают в течку, или напрямую спариваются с животными одного пола.

Источник

Когда бог был кроликом

Сара Уинман

В этот раз я на стороне тех, кому книга понравилась. Есть такие книги, в которых все непросто, но при этом они оставляют после себя очень теплое ощущение. Пожалуй, эта книга похожа в чем-то на Дженни Вингфилд — Возвращение Сэмюэля Лейка . У Элли в жизни все так просто, но за спиной всегда есть умный и сильный брат, который может почти все. Правда, ему тоже иногда требуется помощь — и с этим уже сложнее. Первая часть истории по-детски наивна и в целом светла, несмотря на все те сложные темы, которые поднимаются в ней. Со второй частью все несколько сложнее. Тут уже больше понимания и больше горечи. Но все равно есть место чуду и светлому покою. Концентрация сложных и «неудобных» тем в этой книге очень велика. Только вот я воспринимала это совершенно естественно. Да, вполне бывают такие…

Увидев эту книгу, я, естественно, зацепилась за название. Однако меня, в отличие от многих, оно не привлекло, а оттолкнуло: я подумала, что книга будет похожа на творчество Вербера с добавлением бредовых идей о религии. Как выяснилось, всё совсем не так, с Вербером ничего общего.

Книга, скорее, напомнила мне Флэгг, а это уже успех. В ней оказалось так много всего. Так много драмы и трагизма, которые поданы под нежнейшим соусом детской наивности. Даже когда герои выросли, эта наивность никуда не делась, а читатель, хоть и переживает за героев, но почему-то уверен, что всё будет хорошо, что иначе и быть не может. И радуется, если так и случается, и плачет, если нет.

Читайте также:  Кто озвучивает школа кролика бобо

Сразу скажу: гомофобам проходить мимо. Одна из прекраснейших здесь линий связана с однополой любовью, и если ваше сознание…

4 Мир совсем неплохое место, когда ты молод и здоров

Несмотря на «детское» название, книга повествует о более чем серьезных вещах. Здесь есть место сатире и трагедии, шуткам и грусти.
Под обложкой скрывается несколько историй любви и дружбы во всех мыслимых и немыслимых формах. В книге есть место потерям и страхам, болезням и смертям.

Здесь упоминается одна из самых страшных трагедий начала двадцать первого века — террористические акты 11 сентября 2001 года в США. Трагедия, которая коснулась сотни семей, разрушила тысячи судеб.

В романе имеет место быть несколько преступлений против свободы, здоровья и половой неприкосновенности детей: растление, похищение ради выкупа с последующим отрезанием уха.

История начинается с 1968 года — года рождения главной героини Элли. Вместе с этой девочкой мы будем путешествовать по страницам ее детства,…

5 Он давно примирился с собственной смертью, но чужие пугали его.

Автор знакомит нас с маленькой девочкой, у которой есть родители и брат. В дальнейшем у нее появляется кролик и подруга.

Книга о взрослении. При чтении было ощущение, что Элли взяла меня за руку и уводит меня в свои воспоминания. Она напоминает нам о том, что если присмотреться, тогда можно увидеть на сколько прекрасен этот мир. Главная героиня показывает нам, что дружба может быть на всю жизнь и ничто ее не может разорвать.

Элли является девочкой с прекрасной чудинкой, и окружают ее такие же люди, но это не говорит о том, что в них чудинка плохая, нет, наоборот. Во время чтения ты привязываешься к персонажам и тебе скорее хочется вернуться к ним в гости, в их мир. Он окутан теплом, любовью не только к членам их семьи, но и к чужакам, которые в скором времени становятся родными.

3 Нудятина

Книга у меня лично восторга не вызвала. Заставила себя дочитать до конца в надежде на яркую кульминацию. Затронуты очень важные темы: семья, дружба, человеческие отношения. При этом написано сухо, урывками. Смысл для меня лично не ясен. Очень скучно и не интересно

Девушка, влюбленная в книги

5 Каждый из нас в душе тоскует по тем временам, когда Бог был кроликом, деревья — большими, моря — безумно глубокими, а родители, казались нам вечными

С этой книгой у меня случилась любовь с первого взгляда. В магазине она покорила меня прелестно оформленным бумажным изданием, которое так и просилось в мои руки и на книжную полочку домой. Не удержавшись, я купила ее, и, когда я ее открыла, то поняла, что история, рассказываемая Сарой Уинман, точно придется мне по душе. Особая чуйка на «мои» книги, не подвела меня и в этот раз, потому что, я не ошиблась в своем предположении.

О чем эта книга? Она об одной маленькой девочке, ее семье и друзьях. О взрослении, жизненных перипетиях и ярких счастливых мгновениях, которые сопровождают нас всех на протяжении жизни. Она о дружбе длинной в жизнь, которую не могут разрушить ни время, ни расстояния. Она о любви, не знающая преград и различий между людьми. Она о силе семьи, где друзей принимают как…

Источник