Меню

Нашествие крыс в ленинграде в 1943

Кошки блокадного Ленинграда

Самым страшным испытанием для блокадного Ленинграда стала зима 1941-1942 годов. В городе практически не осталось запасов продовольствия и топлива. Единственным путём снабжения оставалось Ладожское озеро, но возможности его были очень ограниченными, и уже к 20 ноября выдачи хлеба были сокращены до минимума. Фронтовики получали по 500 граммов хлеба, рабочие – по 250 граммов, остальные категории граждан – по 125 граммов. В городе начался массовый голод, который сопровождался крайне суровыми морозами.

Вымирает всё живое

В ту зиму голодные горожане съели практически всё. Сначала с улиц города исчезли бродячие животные, а чуть позже пришла очередь и домашних. Уже весной 1942 года в Ленинграде не осталось кошек. Были выловлены голуби и вороны. Мальчишки охотились на птиц в скверах и ловили мелкую рыбёшку в каналах и Неве.

В дневниках блокадников упоминается история лишь про кота Максима. Хозяйка кота вспоминала, что их дядя постоянно требовал отдать животину на съедение, но они домашнего любимца отстояли. Так, по всей видимости, на весь Ленинград остался один кот, который проживал в семье Володиных. Кот Максим пережил блокаду и умер только в 1957 году, прожив почти 20 лет. После войны в семью Володиных ходили на экскурсии посмотреть на кота-легенду.

Кот Елисей — памятник в Санкт-Петербурге. Источник: https://www.pinterest.se/

Блокадники рассказывали ещё про кота Ваську, который жил на зенитной батарее под Ленинградом. Этого отощавшего кота привёз старшина расчёта. Под бомбёжками у него выработалось особое чутьё. По легенде, задолго до налёта немецкой авиации Васька предупреждал о нём, и даже направление атаки, при этом советская авиация отрицательных эмоций у него не вызывала. Кот был поставлен на довольствие, а специальный солдат докладывал командованию о поведении хвостатого предсказателя.

Война с грызунами

Как известно, беда не приходит одна. Отсутствие кошек привело к тому, что у ленинградцев появился ещё один враг. Началось нашествие крыс. Очевидцы вспоминали, что грызуны передвигались по городу большими колоннами. Когда они пересекали дороги, даже трамваи останавливались. Этот враг был организованный, умный и очень жестокий… Все виды оружия и даже огонь пожарищ не смогли уничтожить эту «пятую колонну». Крысы заполонили всё и вели себя агрессивно: мешали движению трамваев, нападали на людей, уничтожали последние запасы еды и даже покушались на музеи и дворцы.

Примечательное решение было принято Ленсоветом после снятия блокады: «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы с энтузиазмом помогли – выполнили стратегический заказ и обеспечили необходимое количество пушистого контингента. Именно эти кошки считались в то время лучшими крысоловами. В город на Неве прибыло четыре вагона истребителей крыс, часть которых была выпущена тут же на вокзале, а часть – раздали жителям.

Источник: https://www.pinterest.se/

Ещё одна кошачья партия вскоре приехала из Сибири. Животных собирали жители Омска, Иркутска, Тюмени. Многие усатые «спецназовцы» отправились на службу в Эрмитаж и другие музеи. 5000 котов с честью справились с поставленной задачей – очистили город от грызунов, чем спасли людей от эпидемий.

Российское военно-историческое общество продолжает цикл публикаций к 75-летию снятия блокады с Ленинграда. С нашими публикациями вы можете познакомиться на портале «История РФ».

Источник

Кошкоеды: ужасные истории блокадного Ленинграда — ФОТО

1942 год выдался для Ленинграда вдвойне трагичным. К голоду, ежедневно уносящему сотни жизней, добавилось еще и нашествие крыс. Очевидцы вспоминают, что грызуны передвигались по городу огромными колониями. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться, сообщает Day.Az со ссылкой на F4B.

Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «. тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий. »

Читайте также:  Родитель крыса ребенок кролик

Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали. А кошек — главных крысиных врагов — в городе не было уже давно. Их съели.

Немного грустного, но честного

Поначалу окружающие осуждали «кошкоедов».

«Я питаюсь по второй категории, поэтому имею право», — оправдывался осенью 1941 года один из них.

Потом оправданий уже не требовалось: обед из кошки часто был единственной возможностью сохранить жизнь.

«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», — записал в своем дневнике 10-летний мальчик.

«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», — говорит Зоя Корнильева.

«В нашей семье дошло до того, что дядя требовал кота Максима на съедение чуть ли не каждый день. Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил — шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться. »

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, мы-то не можем. Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла. Только потом. Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму. »

«В доме во время бомбёжки вылетели стёкла, мебель давно стопили. Мама спала на подоконнике — благо они были широкие, как лавка, — укрываясь зонтиком от дождя и ветра. Однажды кто-то, узнав, что мама беременна мною, подарил ей селёдку — ей так хотелось солёного. Дома мама положила подарок в укромный уголок, надеясь съесть после работы. Но вернувшись вечером, нашла от селёдки хвостик и жирные пятна на полу — крысы попировали. Это была трагедия, которую поймут лишь те, кто пережил блокаду» — рассказывает сотрудница храма прп. Серафима Саровского Валентина Осипова.

Кошка — значит победа

Тем не менее, некоторые горожане, несмотря на жестокий голод, пожалели своих любимцев. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила.

Одна бывшая блокадница вспоминала, что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька.

12-летняя девочка в апреле 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», увидала толпу людей у окна одного из домов. Они дивились на необыкновенное зрелище: на ярко освещенном солнцем подоконнике лежала полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», — вспоминала эта женщина много лет спустя.

Читайте также:  Кто такие крысы в тюрьме

Как только была прорвана блокада в 1943 году, вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы не могли не выполнить стратегический заказ и наловили нужное количество дымчатых кошек, считавшихся тогда лучшими крысоловами.

Четыре вагона кошек прибыли в полуразрушенный город. Часть кошек была выпущена тут же на вокзале, часть была роздана жителям. Расхватывали моментально, и многим не хватило.

Л. Пантелеев записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей». Килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей. Зарплата сторожа составляла 120 рублей.

— За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, — хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, — вспоминала Зоя Корнильева.

Прибывшие в полуразрушенный город коты ценой больших потерь со своей стороны сумели отогнать крыс от продовольственных складов.

Кошки не только ловили грызунов, но и воевали. Есть легенда о рыжем коте, который прижился при стоявшей под Ленинградом зенитной батарее. Солдаты прозвали его «слухачом», так как кот точно предсказывал своим мяуканьем приближение вражеских самолетов. Причем на советские самолеты животное не реагировало. Кота даже поставили на довольствие и выделили одного рядового за ним присматривать.

Кошачья мобилизация

Еще одну «партию» котов завезли из Сибири, чтобы бороться с грызунами в подвалах Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. Интересно, что многие кошки были домашними — жители Омска, Иркутска, Тюмени сами приносили их на сборные пункты, чтобы помочь ленинградцам. Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов, спасая для людей остатки съестных припасов, а самих людей — от эпидемии.

Потомки тех сибирских кошек и по сей день обитают в Эрмитаже. О них хорошо заботятся, их кормят, лечат, но главное — уважают за добросовестный труд и помощь. А несколько лет назад в музее даже был создан специальный Фонд друзей котов Эрмитажа.

Сегодня в Эрмитаже служат более полусотни котов. У каждого есть особый паспорт с фотографией. Все они успешно охраняют от грызунов музейные экспонаты. Кошек узнают в лицо, со спины и даже с хвоста все сотрудники музея.

Источник

Крысиная война в блокадном Ленинграде

Чтобы спасти ленинградцев от нашествия крыс, в город завезли четыре вагона дымчатых котов

Ветеран Великой Отечественной войны, запорожанка Мария Васильевна Ярмошенко родилась и выросла в Ленинграде. Там встретила войну, пережила 900-дневную блокаду, там же познакомилась со своим будущим мужем, боевым офицером Арсением Платоновичем. В послевоенные годы супруги Ярмошенко обосновались в Запорожье. Познакомился я с ними лет 10 тому назад. Неоднократно бывал у них дома.

Много слышал от них разных трагических историй, связанных с неимоверными трудностями пережитых жителями осажденного города. В частности, запомнился рассказ Марии Васильевны о том, как кошки помогли ленинградцам избавиться от страшного нашествия крыс. Факты, приведенные в ее рассказе, как потом я убедился, подтверждаются официальными архивными источниками. И вот как выглядит этот рассказ о кошках.

В сентябре 1941 года Ленинград был взят немецкими войсками в кольцо. Началась 900-дневная изнурительная блокада города на Неве. За это время погибло около миллиона ленинградцев. Фактически одна треть населения города и прилегающих к нему территорий. Спасаться людям помогали самые, казалось бы, невероятные события и обстоятельства.

Читайте также:  Афганская крыса как такса

Зима 1941 – 1942 года для жителей осажденного города была особенно тяжелой. Похоронные команды не успевали убирать с улиц трупы умерших от голода, холода и болезней людей. В эту зиму ленинградцы съели все, даже домашних животных, в том числе и кошек. Но если люди умирали, то крысы чувствовали себя прекрасно, они буквально наводнили город.

Очевидцы вспоминают, что грызуны передвигались по городу огромными колониями. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться. Крыс расстреливали, давили танками, были созданы даже специальные бригады по их уничтожению. Но справиться с напастью не могли. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. А кошек — главных охотников на крыс – в Ленинграде уже давно не было.

Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Все виды борьбы с этим организованным, умным и жестоким врагом оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавших умиравших от голода блокадников. Надо было искать выход из этой трагичной ситуации. А выход мог быть только один – нужны были кошки. И сразу же после прорыва в 1943 году блокады было принято постановление Ленсовета о необходимости выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек. Дымчатые по праву считались наилучшими крысоловами. Жители Ярославской области с пониманием отнеслись к просьбе ленинградцев, оперативно собрали нужное количество котов и кошек (собирали по всей области) и отправили в Ленинград.

Чтобы кошек не разворовали, их везли под усиленной охраной. Как только вагоны с кошачьим десантом прибыли на ленинградский вокзал, моментально выстроилась очередь желающих получить кошку. Часть животных выпустили сразу на вокзале, а остальных раздали горожанам. Кошачий десант быстро освоился на новом месте и включился в борьбу с крысами. Однако полностью решить проблему сил не хватало.

И тогда прошла еще одна кошачья мобилизация. На сей раз «призыв крысоловов» объявили в Сибири. Специально для нужд Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. Ведь крысы угрожали бесценным сокровищам искусства и культуры.

Набирали кошек по всей Сибири – Тюмень, Омск, Иркутск. В результате в Ленинград было отправлено 5 тысяч котов и кошек, которые с честью справились с поставленной задачей – очистили город от грызунов.

Так что кошки для жителей Ленинграда имеют особое значение.

В память о подвиге хвостатых спасателей в современном Петербурге установлены скульптуры кота Елисея и кошки Василисы. А первого марта в России отмечают неофициальный День кошек.

Кот на магазине Елисеевский — Елисей КОТОВИЧ Питерский. Если со стороны Невского проспекта войти на Малую Садовую улицу, то справа, на уровне второго этажа Елисеевского магазина можно увидеть бронзового кота. Зовут его Елисей и этот бронзовый зверь любим жителями города и многочисленными туристами. Напротив кота, на карнизе дома номер 3 живет подруга Елисея — кошка Василиса.

Автором идеи является Сергей Лебедев, скульптором — Владимир Петровичев, спонсором — Илья Ботка (какое разделение труда-то). Памятник коту установили 25 января 2000 года (уже десять лет киса сидит на «посту»), а «невесту ему поставили 1 апреля того же 2000 года. Имена котам придумывали жители города… по крайней мере так говорит интернет, Считается, что если забросить монетку на постамент Елисею, то будет вам счастье, радость и удача. По легенде в предрассветные часы, когда улица пуста, а вывески и фонари горят уже не так ярко, то можно услышать, как бронзовые кисы перемяукиваются.

Памятникам кошкам в Тюмени в честь кошачьих героев, отправленных в блокадный Ленинград

Источник