Меню

Что показывали часы кролика в сказке алиса в стране чудес

Что показывали часы кролика в сказке алиса в стране чудес

Творческая мастерская «RELAX». (отдых для души) запись закреплена

«БЕЛЫЙ КРОЛИК С ЧАСАМИ»

Белый Кролик — один из ключевых персонажей «Алисы в стране Чудес». По словам самого Льюиса Кэрролла, этот герой слабоумен и труслив. Но, может, именно поэтому он пользуется такой популярностью у читателей «Алисы». Ведь, как сейчас модно говорить, уровень «ми-ми-мишности» Белого кролика просто зашкаливает, а его рассеянность и боязливость умиляет.

Белый Кролик — проводник Алисы в Стране Чудес.

Поначалу Алисе это не кажется особенно странным, и только тогда, когда Кролик вынимает часы из жилетного кармана и, посмотрев на них, убегает дальше, Алиса в изумлении вскакивает на ноги и бежит за ним, ныряя в кроличью нору, с которой и начинается погружение Алисы в удивительный мир Страны чудес.
Второй раз Алиса встречает Кролика, когда тот путает её со своей служанкой Мэри-Энн. Она оказывается запертой в домике Белого Кролика из-за того, что, съев пирожков с надписью «Съешь меня», она увеличилась до громадных размеров.

Читали «Алису в стране чудес?» А может смотрели фильм? Какой персонаж из этой сказки вам нравится больше всего?

Источник

Алиса в Стране чудес. Алиса в Зазеркалье (сборник)

Глава седьмая
Безумное чаепитие, Шляпник, Мартовский Заяц и Сурок

Перед домом под деревом стоял стол, накрытый для чая. Мартовский Заяц и Шляпник сидели за столом и пили чай. Сурок прикорнул между ними и, похоже, заснул, а его приятели воспользовались им как подушкой и облокачивались на него, разговаривая между собою.

«Как, должно быть, неудобно этому бедному Сурку, – подумала Алиса. – Хорошо, что он крепко спит и ничего не замечает».

Стол был большой, но Мартовский Заяц, Шляпник и Сурок теснились все с одного края.

– Места нет! Места нет! – закричали в один голос Заяц и Шляпник, заметив Алису.

– Места предостаточно, – возмутилась Алиса и села в кресло, стоявшее с другого края стола.

– Хочешь печенья? – любезно спросил Мартовский Заяц.

Алиса взглянула на стол, на нём не было ничего, кроме чая.

– Я не вижу здесь никакого печенья, – заметила она.

– А его и нет, – сказал Мартовский Заяц.

– В таком случае очень невежливо с вашей стороны предлагать его, – с досадой проговорила Алиса.

– А с твоей стороны очень невежливо садиться за стол без приглашения, – ответил Мартовский Заяц.

– Я не знала, что это ваш стол, – возразила Алиса. – Он очень большой, и я подумала, что он накрыт не только для вас троих.

– Знаешь что? – сказал Шляпник. – Тебе надо бы подстричь волосы. Уж очень они у тебя длинные.

Он с большим любопытством рассматривал Алису, прежде чем заговорил.

– Очень невоспитанно делать замечания незнакомым людям, – строго сказала Алиса. – Неужели вы не знаете этого?

Шляпник с удивлением уставился на неё, а потом спросил:

– Чем ворон похож на письменный стол?

«Ну, теперь, кажется, будет повеселее! – подумала Алиса. – Здо́рово, что он решил загадывать загадки!»

– Что ж, попробую отгадать, – сказала она.

– Ты так думаешь? – спросил Мартовский Заяц.

– Да. То есть я думаю, что отгадаю, если попробую. Это ведь одно и то же.

– Совсем не одно и то же! – воскликнул Шляпник. – Разве одно и то же сказать: «Я вижу всё, что ем» или «Я ем всё, что вижу»?

– Конечно, не одно и то же, – добавил Мартовский Заяц. – Разве всё равно, что сказать: «Мне нравится всё, что я имею» или «Я имею всё, что мне нравится»?

– Конечно, не одно и то же, – проговорил, как будто во сне, Сурок. – Разве всё равно, если я скажу: «Я дышу, когда сплю» или «Я сплю, когда дышу»?

– Для тебя это как раз всё равно, – сказал Шляпник.

На этом разговор оборвался, и на несколько минут все замолчали. А Алиса попыталась сообразить, чем же ворон похож на письменный стол.

Шляпник первым прервал молчание.

– Какое у нас сегодня число? – спросил он, обратившись к Алисе. И, вынув из кармана часы, он озабоченно посмотрел на них, то и дело встряхивая и поднося к уху.

– Четвёртое, – ответила Алиса.

– Врут, отстали на два дня, – со вздохом сказал Шляпник. – Я говорил тебе, что сливочное масло не годится для часов! – с досадой прибавил он, обернувшись к Зайцу.

– Это превосходное масло! – возразил Мартовский Заяц.

– Но в него могли попасть крошки, – проворчал Шляпник. – Не следовало брать масло хлебным ножом.

Мартовский Заяц взял часы, с грустью посмотрел на них и опустил в свою чашку.

– Масло было превосходное, – повторил он, вынув часы из чашки.

Алиса, заглядывая ему через плечо, с любопытством рассматривала их.

– Какие странные часы! – сказала она. – Они показывают число, а часов не показывают.

– А разве надо? – пробормотал Шляпник. – Разве твои часы показывают, какой теперь год?

– Конечно, нет, – ответила Алиса, – да и незачем: тогда весь год они бы показывали одно и то же.

– Вот то же самое с моими часами, – сказал Шляпник.

Алису очень удивили его слова, так как в них не было никакого смысла, хоть и сказаны-то они были на её родном языке.

– Я не совсем понимаю вас, – сказала она как можно вежливее.

– А Сурок опять заснул! – воскликнул, ничего не ответив Алисе, Шляпник и плеснул горячим чаем на нос Сурку.

Тот недовольно мотнул головой и проговорил, не открывая глаз:

– Конечно, конечно, я именно это и хотел сказать.

– Ну что, отгадала ты загадку? – повернулся к Алисе Шляпник.

– Нет, сдаюсь, – ответила Алиса. – А какая разгадка?

– Не имею ни малейшего понятия, – сказал Шляпник.

– И я не знаю, – признался Мартовский Заяц.

– Какой смысл, – заметила она, – загадывать загадку, у которой нет отгадки? Только даром время терять.

– Если бы ты знала Время, как знаю его я, – воскликнул Шляпник, – то не говорила бы так. Ты вообще когда-нибудь разговаривала с ним?

– Конечно, нет, – ответила Алиса. – Я даже не понимаю, что вы имеете в виду.

– Ну, ещё бы тебе понять! Так знай же, что если бы ты была в хороших отношениях со Временем, то оно делало бы для тебя всё, что ты пожелаешь. Положим, пробило девять часов – начало уроков. Но стоит тебе только шепнуть Времени, что не хочешь учиться, и стрелки побежали бы быстрее. Раз – и половина второго – пора обедать!

Читайте также:  Что делать если кролик сломал ноготь

– Вот бы это случилось сейчас! – пробормотал себе под нос Мартовский Заяц.

– Конечно, это было бы чудесно, – задумчиво проговорила Алиса, – но ведь тогда я и проголодаться не успею к обеду.

– Сначала, конечно. Но ведь стрелки могли бы стоять на половине второго сколько угодно.

– Значит, вы именно так и делаете? – спросила Алиса.

– Теперь нет, – сокрушённо покачав головой, ответил Шляпник. – Я поссорился со Временем в марте, когда вот он, – тут Шляпник показал на Мартовского Зайца, – помешался. У Королевы был званый вечер, и я там пел:

Чижик-пыжик, где ты был?
На лугу гусей давил!

– Вы, может быть, знаете эту песню?

– Дальше, – продолжал Шляпник, – поётся так:

Гуся сцапал, сцапал двух,
Общипал перо и пух…

Тут Сурок встрепенулся и пропел сквозь сон «пух, пух, пух», без конца повторяя это слово, так что пришлось его ущипнуть, чтобы заставить умолкнуть.

– Ну, так вот, только я закончил первый куплет, как Королева крикнула: «Он отнимает у нас время! Отрубить ему голову!»

– Как несправедливо и жестоко! – воскликнула Алиса.

– С тех пор Время и обиделось на меня, – мрачно проговорил Шляпник, – и больше не исполняет ни одной моей просьбы. У нас теперь всегда пять часов.

– Так вот почему у вас стол накрыт к чаю? – воскликнула Алиса.

– Именно поэтому, – со вздохом ответил Шляпник. – Ведь ты знаешь, что пять часов – время чая. Увы, мы даже не успеваем мыть посуду, у нас вечное чаепитие.

– Значит, вы так и пересаживаетесь от чашки к чашке? – спросила Алиса.

– Да, так мы и пересаживаемся от грязной чашки к чистой.

– А что случится, когда не останется ни одной чистой чашки?

– Давай-ка лучше сменим тему, – сказал, зевая, Мартовский Заяц. – Расскажи нам какую-нибудь историю, – обратился он к Алисе.

– Я не знаю никакой интересной истории, – ответила Алиса, смущённая этим неожиданным предложением.

– Тогда пусть рассказывает Сурок! – воскликнули в один голос Шляпник и Мартовский Заяц и начали щипать Сурка, стараясь его разбудить.

– Я не спал, – проговорил Сурок хриплым от сна голосом, открывая глаза. – Я слышал всё, что вы говорили, друзья мои!

– Расскажи нам что-нибудь, – попросил его Мартовский Заяц.

– Да, пожалуйста, расскажите, – поддержала Алиса Зайца.

– И поторапливайся, – прибавил Шляпник, – а то опять уснёшь на полдороге.

– Давным-давно, в стародавние времена, – начал Сурок, – жили-были три маленькие сестрицы: Элси, Лесси и Тилли. А жили они на дне колодца…

– Что же они там ели? – спросила Алиса, которую всегда интересовала тема еды.

– Они ели… только одну патоку, – подумав, ответил Сурок.

– Но этого не может быть! – с сомнением сказала Алиса. – Они заболели бы от этого.

– Они и заболели, – подтвердил Сурок. – Они были очень-очень больны.

Алиса старалась представить себе, как это можно существовать на дне колодца, питаясь одной патокой. Всё это показалось ей очень странным, и она продолжала расспросы:

– Скажите, а почему они жили на дне колодца?

– Не хочешь ли выпить ещё чашечку чаю? – спросил Алису Мартовский Заяц.

– А я вообще не пила чай, так что никак не могу выпить ещё. – Но, чтобы выйти из затруднительного положения, она налила себе чай, намазала хлеб маслом и повторила: – А почему же они жили на дне колодца?

– Потому что он был паточный, – ответил, немного подумав, Сурок.

– Таких колодцев не бывает! – с досадой воскликнула Алиса.

– Тсс-тс! – зашипел Заяц, а Сурок обиженно проговорил:

– Если ты не умеешь вести себя в обществе, то сама и досказывай эту историю.

– Нет, пожалуйста, продолжайте, – начала упрашивать Сурка Алиса. – Я больше не буду вас перебивать.

– Эти три маленькие сестрицы, – продолжил свой рассказ Сурок, – учились… учились рисовать.

– Что же они рисовали? – спросила Алиса, забыв о своём обещании не перебивать Сурка.

– Патоку, – ответил Сурок, на этот раз ни на минуту не задумываясь.

– Мне нужна чистая чашка, – сказал Шляпник. – Давайте пересядем.

Он встал и вышел из-за стола, Сурок последовал за ним, Мартовский Заяц сел на его место, а Алиса очень неохотно заняла место Мартовского Зайца. От всех этих действий выиграл только Шляпник, сидевший теперь в кресле. А Алиса оказалась в худшем положении, потому что Мартовский Заяц пролил молоко на своё блюдце, которое теперь досталось Алисе.

– Я только не понимаю, – осторожно начала Алиса, не желая обидеть Сурка, – откуда они брали патоку?

– Ведь можно же брать воду из колодца, – ответил ей Шляпник. – Почему же нельзя брать из него патоку?

– Но ведь они жили в самом паточном колодце, на дне! – сказала Алиса, не слушая Шляпника и обращаясь к Сурку.

– Да, – ответил уверенно Сурок, – на дне.

Этот ответ поверг Алису в недоумение, и она какое-то время молча слушала рассказ сони Сурка, не перебивая его.

– Они учились рисовать, – продолжал между тем Сурок, зевая и протирая глаза, потому что ему ужасно хотелось спать. – И все они рисовали всякие разные предметы, которые начинаются с буквы «М».

– Почему же с «М»? – спросила Алиса и с нетерпением стала ждать ответа.

– А почему бы нет? – сказал Мартовский Заяц.

Алиса замолчала и прикусила губу.

Между тем Сурок воспользовался паузой и, закрыв глаза, задремал. Шляпник сначала не заметил этого и ждал, что Сурок будет продолжать свой рассказ. Но тот крепко спал. Шляпник снова больно ущипнул его, чтобы разбудить. Сурок вскрикнул и, проснувшись, продолжил рассказ:

– Которые начинаются с буквы «М», как, например: мышь, мост, маяк, мыло, множество… Ты когда-нибудь видела, как рисуют множество?

– Если вы спрашиваете меня, – неуверенно проговорила Алиса, – то я не думаю…

– А если не думаешь, так молчи! – перебил её Шляпник.

Его грубость окончательно вывела из себя Алису, и она, вскочив с места, пошла прочь. Сурок тотчас же снова заснул, а остальные не обратили никакого внимания на уход Алисы, которая несколько раз оглядывалась в надежде, что её позовут. Когда она оглянулась в последний раз, Шляпник и Мартовский Заяц старательно запихивали Сурка в чайник.

– Никогда моей ноги здесь не будет! – повторяла Алиса обиженно, пробираясь по лесу. – Ничего глупее этого чаепития в жизни не видела…

Только она успела это сказать, как увидела дерево, в стволе которого была дверь.

Читайте также:  Осторожно опасный кролик аудиокнига

«Как странно! – подумала Алиса. – Никогда не видела деревьев с дверями. Интересно, а что там, за дверью?»

Она толкнула дверцу и очутилась в знакомом длинном зале со стеклянным столиком.

– Уж на этот раз я постараюсь ничего не забыть, – сказала Алиса, взяла со столика золотой ключик и отперла маленькую дверку. Потом она начала откусывать понемножку от кусочка гриба, который был спрятан у неё в кармане, пока не стала такого роста, что смогла войти в низенькую дверь. Наконец-то она оказалась в чудном саду с фонтанами и клумбами ярких цветов!

Глава восьмая
Крокет у Королевы

У самого входа в сад рос большой розовый куст. На нём распустились белые розы, но три садовника весьма странного вида – плоские и прямоугольные – торопливо перекрашивали их в красные. Удивлённая Алиса подошла поближе.

– Будь осторожнее, Пятёрка! – проворчал один садовник. – Ты брызгаешь на меня краской.

– Я не виноват, Двойка, – ответил Пятёрка. – Семёрка толкает меня под локоть.

– Ну ты и молодец! – поднял голову Семёрка. – Всегда всё валишь с больной головы на здоровую.

– А голову ты бы лучше не поминал! – воскликнул Пятёрка. – Я слышал, как вчера Королева сказала, что тебе надо отрубить голову.

– А за что? – полюбопытствовал Двойка.

– Не твоё это дело, – ответил Семёрка.

– Нет, это его дело, – возразил Пятёрка, – и я скажу ему. За то, что он принёс повару луковицы тюльпанов вместо лука.

Семёрка в сердцах бросил кисть.

– Ну знаешь, после такой несправедливости… – начал он, но сразу смолк, увидев Алису.

Двойка и Пятёрка оглянулись, а потом все трое низко поклонились ей.

– Скажите, пожалуйста, – вежливо начала Алиса, – зачем вы перекрашиваете эти чудесные розы?

Пятёрка и Семёрка молча взглянули на Двойку.

– Видите ли, – еле слышно проговорил Двойка, – здесь надо было посадить куст красных роз, а мы по ошибке посадили белые. Если Королева узнает про это, она велит отрубить нам головы. Вот мы и спешим перекрасить их прежде, чем она…

– Королева! Королева! – воскликнул Пятёрка, который всё время с тревогой озирался по сторонам.

И садовники тотчас пали ниц. Послышался топот множества ног, и Алиса обернулась, сгорая от любопытства: ей очень хотелось увидеть Королеву.

Впереди вышагивали десять солдат с копьями. Солдаты были такие же плоские и прямоугольные, как садовники, руки и ноги росли у них по углам. За ними шествовали попарно десять придворных, богато разодетых и увешанных бриллиантами. Потом следовали королевские дети в костюмчиках, расшитых сердечками. Их тоже было десять. Они весело бежали, взявшись за руки и подпрыгивая. За ними проследовали гости, один важнее другого. Белый Кролик тоже был тут. Он торопливо и возбуждённо что-то говорил, улыбался направо и налево, и прошёл мимо, не заметив Алису. Далее шёл Червонный Валет с алой бархатной подушкой в руках, на которой лежала корона Короля. Замыкали эту блестящую процессию Король и Королева Червей.

Алиса не знала, нужно ли ей, следуя примеру садовников, пасть ниц.

«Нет, пожалуй, не нужно, – решила она. – Зачем тогда устраивать процессии, если все кругом падали бы ниц. Ведь тогда никто ничего бы и увидеть не смог».

И Алиса осталась стоять. Когда Король и Королева поравнялись с ней, все остановились, и Королева, повернувшись к Червонному Валету, строго спросила:

Валет ничего не ответил, а только поклонился и улыбнулся.

– Глупец! – бросила Королева, сердито тряхнув головой.

– Как тебя зовут? – обратилась она к Алисе.

– Алиса, Ваше Величество, – почтительно ответила Алиса и подумала: «Да ведь это просто колода карт, нечего их бояться!»

– А это кто такие? – спросила Королева, указав на садовников, лежавших ничком под кустом роз. Они распластались на земле лицевой стороной, а так как спины у них были такие же, как и у всех других карт, то Королева не могла знать, солдаты ли перед ней или садовники, придворные или её собственные дети.

– Откуда мне знать? – ответила Алиса, сама удивляясь своей смелости. – Это не моё дело.

Королева вспыхнула от гнева и, злобно взглянув на Алису, крикнула:

– Что за вздор! – громко сказала Алиса.

– Опомнись, моя дорогая, – робко проговорил Король, коснувшись руки Королевы. – Ведь это ребёнок!

Королева бросила на него гневный взгляд и приказала Валету:

Валет осторожно перевернул садовников ногой.

– Встать! – пронзительно крикнула Королева.

И садовники, вскочив, стали отвешивать низкие поклоны Королю, Королеве, королевским детям и всем вокруг.

– Хватит! – взвизгнула Королева. – У меня от ваших поклонов кружится голова! Что вы здесь делали? – показала она на розовый куст.

– Осмелюсь доложить Вашему Величеству, – пролепетал Двойка, опустившись на колени, – мы старались.

– Понятно! – воскликнула Королева, внимательно разглядывавшая розы, пока он говорил. – Отрубить им головы!

Вся процессия двинулась дальше, а три солдата остались, чтобы привести приговор в исполнение. Несчастные садовники бросились к Алисе, умоляя защитить их.

– Не бойтесь, никто вас не тронет! – сказала Алиса, с лёгкостью подняла всех троих и спрятала их в большой цветочный горшок, стоявший поблизости. Солдаты поискали осуждённых и, не найдя их, ушли.

– Ну что, отрубили им головы? – крикнула Королева солдатам.

– Отрубили, Ваше Величество! – дружно ответили солдаты.

– Отлично! – гаркнула Королева. – А в крокет вы умеете играть?

Так как солдаты не отвечали, уставившись на Алису, она поняла, что вопрос Королевы, очевидно, относился к ней.

– Умею! – также громко ответила Алиса.

– Так пойдём с нами! – взвизгнула Королева, и Алиса присоединилась к процессии, пытаясь представить себе, что же будет дальше.

– Какой сегодня дивный день! – едва слышно проговорил кто-то за спиной Алисы.

Она оглянулась и увидела Белого Кролика, с тревогой смотревшего на неё.

– Вы правы, – ответила Алиса. – А где же Герцогиня?

– Тсс! – Кролик поднялся на цыпочки и шепнул Алисе на ухо: – Она приговорена к смерти!

– Вот оно что! – проговорила Алиса.

– А что? Вам её жалко? – спросил Кролик испуганно.

– Ничуть! – ответила Алиса. – Совсем мне её не жалко, я только хотела бы знать за что?

– Она врезала Королеве по уху… – начал Кролик.

Алиса, услышав это, не могла удержаться от смеха.

– Тише! Тише! – умоляюще зашептал Кролик. – Королева услышит! Дело в том, что Герцогиня опоздала, и Королева сказала ей…

– По местам! – громовым голосом рявкнула Королева, и все бросились врассыпную, налетая друг на друга и падая.

Читайте также:  Скрещивается коричневая длинношерстная самка кролика с гомозиготным черным короткошерстным самцом

Наконец неразбериха улеглась, все заняли свои места, и игра началась.

Никогда ещё не доводилось Алисе видеть такую странную игру. Крокетная площадка была изрыта, как вспаханное поле, вместо шаров были живые ежи, вместо молоточков – птицы фламинго, а вместо ворот – солдаты, которые стояли, согнувшись вдвое и упираясь руками в землю.

Поначалу Алисе было трудно справляться с фламинго. Ей наконец удалось прижать его локтем, держа на весу. Но едва она выпрямляла ему шею, собираясь ударить его головой по ежу, фламинго оборачивался и с таким изумлением смотрел на неё, что Алиса не могла удержаться от смеха. А если ей удавалось пригнуть ему голову, то почти каждый раз оказывалось, что ёж уже развернулся и удирает прочь. Кроме того, в тех редких случаях, когда Алисе всё же удавалось ударить по ежу и он начинал катиться, на дороге ему попадались бугры и колдобины, а изображавшие ворота солдаты то и дело поднимались и разбредались по площадке. «Так же просто невозможно играть!» – думала Алиса.

Никто не соблюдал правил, били все сразу, не дожидаясь своей очереди, и всё время ссорились и дрались из-за ежей. А Королева в ярости чуть ли не каждую минуту топала ногами и кричала: «Отрубить ему голову! Голову ей долой!»

Алиса не на шутку забеспокоилась. Положим, пока всё шло благополучно, но всё же могло случиться, что в конце концов Королева велит отрубить голову и ей.

«Что же тогда мне делать? – в тревоге думала она. – Королева ужасно любит рубить головы. Удивительно, что ещё столько их уцелело!»

Алиса начала уж подумывать о том, как бы сбежать отсюда, но боялась, что сделать это незаметно ей не удастся. Она осмотрелась по сторонам и вдруг заметила, что в воздухе происходит что-то странное. Алиса пригляделась получше и поняла, что это улыбка Чеширского Кота.

«Слава богу! – подумала она. – Теперь у меня будет с кем поговорить».

– Ну, как дела? – спросил Кот, когда его рот стал отчётливо виден.

Алиса подождала немного, пока не появились глаза, и тогда кивнула ему.

«Говорить пока не буду, – решила она, – подожду, когда покажутся его уши или, по крайней мере, хоть одно ухо».

Через минуту появилась вся голова, и Алиса, опустив на землю фламинго, стала рассказывать про игру в крокет, очень довольная, что есть кому её слушать. Кот ограничился одной головой, не став показываться целиком, – он, должно быть, считал, что этого вполне достаточно для разговора.

– Здесь все играют неправильно, – пожаловалась Алиса, – и так ссорятся и кричат, что не услышишь собственного голоса. Никаких правил у них нет. И вы не можете себе представить, как неудобно играть живыми птицами и ежами. Несколько минут тому назад мой ёж прошёл в ворота, и мне, наверное, удалось бы крокировать ежа Королевы, но он, увидев, что мой ёж катится к нему, преспокойно убежал!

– А как тебе понравилась Королева? – спросил Кот.

– Совсем не понравилась, – ответила Алиса. – Она очень…

Тут Алиса заметила Королеву, которая подошла совсем близко и прислушивалась.

– …хорошо играет, – благоразумно продолжила Алиса, – так что нет никакой надежды выиграть.

Королева улыбнулась и двинулась дальше.

– С кем это ты разговариваешь? – спросил Король, подойдя к Алисе и с удивлением разглядывая голову Кота.

– Это мой друг, Чеширский Кот, – ответила Алиса. – Разрешите представить его Вашему Величеству.

– Мне он не нравится, – сказал Король. – Впрочем, он, пожалуй, может поцеловать мне руку.

– Нет, я уж лучше не поцелую, – сказал Кот.

– Не говори дерзостей, – воскликнул Король, – и не смотри на меня так!

Но сам на всякий случай спрятался за спину Алисы.

– И кошки могут смотреть на королей, Ваше Величество, – сказала Алиса, – я это прочитала в книжке, только не помню в какой.

– И тем не менее его надо убрать, – повелительным тоном сказал Король и крикнул проходившей мимо Королеве: – Дорогая! Я хочу, чтобы ты приказала убрать этого Кота.

У Королевы был только один способ устранять затруднения – и большие, и малые.

– Отрубить ему голову! – крикнула она, даже не обернувшись.

– Я сам приведу Палача! – воскликнул Король и поспешил прочь.

Через несколько минут с крокетного поля донеслись гневные крики Королевы. Алиса решила вернуться и продолжать игру, хотя ей очень не хотелось этого: Королева приговорила к смерти ещё трёх игроков за то, что они пропустили свои ходы. Алиса боялась, что, если так пойдёт и дальше, Королева велит отрубить голову и ей. Игра велась без всякого порядка, и Алиса, подталкивая шар, не была уверена, её ли это очередь или нет.

Однако делать было нечего, и она отправилась искать своего ежа. Оказалось, что он вступил в бой с другим ежом, что, по мнению Алисы, давало ей редкую возможность крокировать хоть одного ежа. Единственное затруднение состояло в том, что её фламинго отправился в дальний конец сада и пытался, хотя и безуспешно, взлететь на дерево.

Когда Алиса наконец поймала фламинго и отправилась за ежом, бой уже закончился, и обоих ежей нигде не было видно – они куда-то скрылись.

«Конец игре, – подумала Алиса, – вот и ворота все куда-то подевались».

Она взяла фламинго под мышку, чтобы он опять не убежал, и вернулась к своему другу, Чеширскому Коту: ей хотелось ещё немножко поболтать с ним.

Но, приблизившись, Алиса с удивлением увидала окружившую его толпу. Король, Королева и Палач горячо спорили о чём-то и говорили все сразу. Остальные стояли молча и были сильно встревожены.

Как только появилась Алиса, все трое споривших бросились к ней, требуя рассудить, кто из них прав. Но так как они заговорили все сразу, перебивая друг друга, она с трудом поняла, из-за чего они спорили.

Палач, оказывается, утверждал, что нельзя отрубить голову, у которой нет туловища, следовательно, казнь не может состояться.

Король доказывал, что всё, имеющее голову, может быть обезглавлено и что Палач говорит чушь. Королева же кричала, что если Кот не будет немедленно казнён, то казнены будут все присутствующие.

(Именно эти слова Королевы и повергли всех в волнение.)

– Мне кажется, следовало бы сначала переговорить с Герцогиней, – сказала Алиса. – Ведь это её Кот.

– Герцогиня в тюрьме! Ведите её сюда! – крикнула Королева Палачу, и он помчался со всех ног исполнять её приказание.

Как только Палач убежал, голова Кота начала мало-помалу бледнеть, а когда он вернулся с Герцогиней, голова уже исчезла. Король и Палач метались во все стороны, разыскивая Кота, а все остальные вернулись к игре.

Источник