Меню

Чонгук кролик фф вигуки

Вигуки(18+) фф.

-Пора вставать.-Гук продолжал нежно и тихо говорить Тэ слова на ухо, чтобы тот встал.

-Чо умгу? Вставай тебе говорю.-Гук опустился под одеяло.

-Айщ! БЛИН! Чонгук!-Тэ резко открыл глаза, повернулся в сторону Гука и поднял одеяло.

-Вылазий быстро! Ты чо кусаешься?!

-А чо ты не встаёшь, нас через 40 минут будить будут.

-Вот именно! Через 40 минут! Я мог поспать ещё целых 40 минут!-Гук не вылазил из-под одеяла и опустил голову, уткнувшись в пузико Тэ, а после поцеловал его.

-Я хотел немного твоего внимания перед нашим вылетом, ведь мы так проснёмся только через неделю, а то и больше.- Чонгук начал проводить дорожку поцелуев-бабочек все ниже и ниже.

-Гук. Гуууук. Подожди. Стой. АХ!-пока Тэ пытался остановить младшего, тот уже вовсю снял трусы Кима и устроился между ног.

-Повеселимся.-Чон горячо выдохнул, взял в руки член и начал медленно водить вверх и вниз. После пошли маленькие поцелуи по всему члену. Он начал облизывать головку и языком проводить по всем выпирающим венам. Пока Гук все это делал, у Тэхена шарики за ролики закатились. Ким ерзал по постели и не мог ничего внятного сказать, пока Чон не заглотил резко до основания, вот тут и нашлись слова и звуки.

-БЛЯТЬ! АГХ! ГУКИ!-Тэхен смял всю постель и выгибался все больше.

С каждым разом Чон увеличивал темп, который заставлял старшего самого толкаться навстречу. Стоны становятся всё громче, поэтому перед тем как Тэ кончик, Гук быстро закрыл свободной рукой ему рот. Тэхен взял из тумбочки салфетки и когда Чон вылез из-под одеяла и сел на живот старшего, дал ему их и вытер рот. У Кима глаза полусонные и затуманенные, а Гук сидел и улыбался хитро.

-Сколько у нас теперь времени осталось?- Тэхен превстал на локти и притянул к себе Гуку.

-Если захочешь, то на все время найдется.-Чон страстно поцеловал Кима и начал ерзать бедрами около пах.

-Доброе утро! Солнышко уже встало, питухи пропели!-в комнату ввалился Хосок.

-Вставайте голубки недоделанные, скоро менеджеры придут.

-Петухи ещё спят, иди на фиг Хён!-в сторону Хоси полетела подушка и дверь сразу закрылась.

-Все ещё спят, пойдем в душ, пока другие голубки не заняли.-младший чмокнул Кима в губы, взял полотенец и вышел за дверь.

-Бля и чо мне надеть? Где его трусы и футболка, ещё голым ходить не хватало по общежитию.

Источник

Фанфики по фэндому «Bangtan Boys (BTS): Судьбаносная безделушка

Под этим закатом тебя поцелую,
А с рассветом.

Мне с детства твердили, что мы созданы друг для друга. Что я и он — это одно целое. Что нет в мире человека дороже, что наш мир — это мы,
и чем чаще я это слышал, тем больше его ненавидел.
Я рос и ненависть к нему росла вместе со мной. Все мое нутро погружалось во мрак при одном лишь упоминании о нём, и вот уже восемнадцать лет я с нетерпением жду, что мой браслет на запястье станет черным — это будет моим освобождением и крахом для семейства Мин.

Мои злобные мечтания прервал стук в дверь. — Я открываю и вхожу, так что накинь на своё тело тряпки.
Я не сплю. — Только это и успел сказать мой разум, и то, бесшумно. — Ты научился стучать прежде чем входить, похвально — похвально!
— Не ерничай, вся семейка собралась посмотреть на цвет твоего браслета. И так, Мин Юнги, протяни мне свою руку, обнажи своё дальнейшее будущее!
— Ай фу, убери свои вспотевшие ладони, Ким Тэхен. Давай без излишек в наших отношениях. — Юнги натянул рукава, и без того длиной водолазки, до самых колен.
— Ну и ок, все равно скоро увидим этот рубиновый цвет.
— А что если не рубиновый? Что если чёрный?
— После всех восемнадцати летних наставлений о вашей бесконечной любви и судьбе, я о другом даже и не подумаю.
— Знаешь, я его так «обожаю», что удивляться иному цвету не стану. Наоборот, буду очень счастлив.
— Боюсь, что твоё счастье разделишь только ты и. ты!
— Других мне не нужно.
— Все, не бурчи, давай спускайся, мы ждем.
— Приготовь на всякий случай нашатырь. — Мин усмехнулся, но взгляд был грустным.
— Как скажешь, о мой господин. И дробовик для твоего отца я тоже приготовлю.
— На чьей ты вообще стороне? Ким Тэхен еб твою налево!
— Узнаешь, когда увидим цвет браслета. — Тэхен вышел, но оставил после себя запах карамели.

Тэхен мой младший сводный брат, когда мои родители развелись из-за измен отца, а изменял он именно с папой Тэхена, то по решению суда я остался с «папочкой» и «папочкой». А все потому, что Ким Намджун богатый и влиятельный, а мой папа беден, но горд.
Первые года три я злился на обоих родителя, но повзрослев понял, что так было лучше для меня с финансовой стороны, но хуже со стороны свободы слова, так как в отцовском особняке разрешалось только молчать и делать, делать и молчать. Поэтому за обедом и ужином я возлагаю молитвы великому вискарю, чтобы браслет оказался черным или на крайний случай белым.

— Где твой несноный брат? — Ким старший выловил Тэхена у входа в хол.
— Уже идет, разве все гости собрались? Не слышу запаха Чонов. — Тэхен показательно глубоко вдохнул.
— Не надо на себя много брать. — Намджун похлопал сына по плечу и ушёл к гостям.

— Мой сладкий дерзит отцу? — Возле уха Тэ прозвучал бархатистый голос.
— Если бы не твой аромат корицы, я бы испугался. — Ким улыбнулся. — Но я же знаю, что ты меня защатишь.
— Ты подставляешь меня под удар только ради забавы, а я ведь тебя рожал.
— Извини, и не вздыхай. Пора привыкнуть. — Тэ послал воздушный поцелуй Джину и скрылся из вида так же резко, как и его высказывания.

Особняк Кимов кишил притворством, лживыми лицами и бесполезным шумом, но даже гул, множества влиятельных лиц, не смог заглушить тихого «здравствуйте» от братьев Чон.
В пчелином улье стало так тихо, что был слышен стук сердца каждого, кто там находился.

Читайте также:  Когда можно отдавать декоративных кроликов

— Добро пожаловать! — Намджун дал знак официанту, чтобы тот принес гостям выпить. — Честно сказать, мы вас не ждали. Это считается семейным праздником.
— То-то вы позвали пол района на торжество. — Перебил Кима Хосок.
— Только родственников. — На помощь мужу пришёл Джин. — Ну и что же мы стоим в дверях, проходите, скоро все начнется.
— Надеюсь. — Доселе молчаливый Чонгук прокашлялся. — Я с нетерпением жажду увидеть того, кого мне ставили в пример всем омегам. Очень хочу увидеть этого ангела. — Ядовитая ухмылка скользнула на лице Чона.

Намджун не на шутку разозлился, когда на очередной вопрос Тэхену » Где твой братец? » тот лишь пожимал плечами или фыркал.
Ким уже хотел сам подняться в комнату к «исчадие ада» как любил называть своего старшего сына, но тот и сам уже показался на ступеньках, ведущих в приемный зал.

— Ты смотрел на него? — С остатками терпения спросил Ким.
— Нет и желания такового не имею. — Испепеляющие глаза Юнги прожигали дыру в голове отца.
— Не надо так смотреть, потом еще спасибо скажешь.
— Ты же вкурсе, что цвет браслета не зависит от твоих прихотей, ну как бы любовь деньгами не купишь и все такое.
— Ты просто обязан его полюбить прямо сейчас и здесь. Иначе.
— Иначе что? Я пополню безымянное кладбище?
— Иди уже. — Намджун подтолкнул сына вперёд.

— И как тебе?
— Как будто на базаре. Шумно, зловонно и аж целых два товара на прилавке. — Снова усмехнулся Чонгук.
— Не борзей, товар тут только один.
— Мне больше нравится запах карамели, нежели красного вина.
— Значит ты должен был молиться святому вискарю, чтобы браслет был любого цвета, только не рубинового.
— Заткнись уже Хосок, давай не нарушать это таинство своим «шу-шу-шу»
— Как скажешь.

Юнги надел белую рубашку, две незастегнутых верхних пуговицы открывали присутствующим молочные ключицы и часть татуировки, которую Юнги набил совсем недавно. Чёрные джинсы и кросовки подчеркнули бунтарский, но деловой стиль Мина.
Парень не спешил спускаться к народу, казалось, он специально тянул нить времени, чтобы разжечь больший интерес у присутствующих и раздражение отца.
Чем ближе он подходил к гостям, тем сильнее в нос ударял запах мяты и граната. «Он тоже тут» — Вздохнул про себя Юнги.
Когда, слегка ватные ноги парня, преодолели последнюю ступеньку, Намджун постучал по бокалу, давая понять гостям, что торжество начинается.

. рассвет ничего не изменит,
Лишь оставит твой след на губах.

«Старший сын Ким Намджуна», » Красавец», «Умён», и все другие высказывания — это мое клеймо, хотя я бы добавил к ним ещё одно » Клоун». По другому описать себя в данный момент я не могу. Стою, улыбаюсь, машу рукой, а вскоре и сценку покажу, а название ей » Толпа у браслета», смешно и грустно.
Но причитать самому себе смысла нет, я уже стою на краю обрыва под десятками пристальных взглядов.

Отец постучал по бокалу, все замолкли, только мое сердце гудело как трактор, а ещё был ярко выраженный запах граната.

— Не ожидал, что будет так много гостей, но спасибо всем присутствующим за то, что пришли. — Намджун подошел к левой руке Юнги. — Прежде чем раскрыть занавесу таинства, я хочу пожелать своему сыну любви и сказать, что какой бы цвет не оказался на браслете, я всегда на его стороне. — Приёмный зал наполнился аплодисментами, кто-то даже всплакнул, от столь драматичной речи, и только Юнги хмыкнув подумал «врет».

Парень прикрыл глаза и обножил запястье, молчание отца убивало изнутри, но сильнее всех убивал резкий запах мяты. Юнги как будто находился в вакууме, до него не сразу дошёл гул людей, за то пристальный взгляд янтарных глаз пробрал до костей мгновенно.
Мин опустил голову вниз и наконец посмотрел на » судьбаносную безделушку» браслет был белым.

— Мы уже уходим? — Хосок для Чонгука временами был лодкой дёгтя в банке с медом. — Только я допью сначала этот дорогой виски.
— Я такого не говорил, мы останемся и посмотрим как унижается Намджун.
— Не льсти себе, браслет то белый, а значит, что он ещё может стать красным.
— Или зеленым, да? Хосок.
— Ты на что намекаешь?
— На твой слегка поднятый член.
— Это он на младшенького.

— Выйди из своих фантазий. — Прозвучало за спинами братьев Чон.
Хосок от неожиданности поперхнулся. — Воу, какие люди и без охраны.
— Мой братец не меньше вашего «любит» отца, поэтому тоже несказанно рад решению вселенной.
— С чего ты взял, что мы поддерживаем позицию Юнги.
— По сверкающим глазам Чонгука, я уверен, что все мы заложники денежного положения, хотя немного клятвы тоже есть. — Тэхен лишился стыда и решил, что сделает все возможное, лишь бы Мин уехал.
— Вы не очень то дружны. — Чонгук говорил без эмоций. Никогда не угадаешь, что у него в голове.
— Наоборот, просто тебе не понять. — Тэхен скрылся так же резко как и появился.

— Ты спасешь паренька или настроения вовсе нет?
— Я понимаю, что за игры надо платить и я готов отдать пару лимонов за этого бедолагу. — Чонгук направился к чересчур бледному Юнги и очень красному Намджуну.

— Извините, что прерываю вашу дискуссию, но я хотел бы поговорить. — Чонгук пытался быть очень мягким, как таявшая зефирка.
— Не о чем нам разговаривать. — Рыкнул Ким.
— Успокойтесь, папаша. Это в ваших же интересах.
— Ты меня заинтересовал, поэтому твою «любезность» я пропущу.
— Прекрасно, перейду сразу к делу. Я готов обручиться с вашим сыном. — Янтарные глаза смотрели прямо в душу.
— Тут есть подвох?
— Как хорошо вы играете заботливого отца, я подыграю. — Чон выдавил что-то на подобии улыбки. — Подвоха нет, есть только оледеневшая любовь, которую я хочу растопить.
— А что скажут люди?
— Не знаю, как-то все равно. Так что? — Чон задал вопрос скорее Юнги, чем Намджуну.
— Хорошо, я согласен. — Ким протянул руку в добром жесте.
— А я нет! — Громче, чем надо прошептал Мин.
— Отлично. — Чонгук взаимно протянул руку.

Читайте также:  Год кролика новогодняя открытка

Гостям рассказали любовную историю Чонгука к Юнги, хотя никому и дела особо не было до этой пары. Общество пришло на бесплатный фуршет, всем хотелось «хлеба и зрелищ» в серых буднях. Произошедшее волновало только Мина, но и к его мнению не было дела у «высших людей».

На переезд из отцовского особняка в особняк будущего мужа Юнги дали трое суток. Время пошло.

Наверное это впервые, когда я хочу чтобы время вернулось вспять.

Я хочу стать волшебником, чтобы убегая в комнату, тебя не смогли найти и достать глупыми вопросами или читать глупые натации. Чтобы закрывая дверь, ты оказывался в уютном, теплом и освобождающем от проблем, месте. Но увы, я не волшебник и не смогу избежать глупых разговоров.

— Ты убежал и не попрощался с гостями, отец зол. — Тэхен. Человек о котором подумаешь, а он уже тут.
— А когда он был не зол? Все, что связано со мной, его нервирует.
— Расскажи свой секрет.
— Успокойся Тэ, я сам в недоумении. Мне кажется это не к добру.
— Ну не знаю, быть рабом у Чона — это мечта каждого омеги. — Тэхен мечтательно прикрыл глаза.
— Так пойди и отсоси ему. — Прошептал Юнги на ухо Киму. — Ты посмотри, от мысли даже мурашки побежали.
— Я не настолько испорчен, а мурашки от твоего дыхания в мое ухо. Фу.
— Ну-ну. И даже приходя ко мне в гости не будешь вилять хвостом перед его носом?
— Ты считаешь меня моральным уродом?
— Что ты, конечно нет! — Саркастично произнес Юнги.
— Не верю, что ты так легко сдашься.
— Поверь. Я подумал, что нет смысла бунтовать, это все равно произойдет. Я перееду к нему, он меня трахнет и родится Чон младший.
— Я чувствую какой-то подвох. Страны моей души подсказывают, что ты меня наебываешь. — Тэхен прищурился. — Но мне нравится, Я люблю сюрпризы. Ладно, я ушёл, не хочу мешать тебе страдать. Я слишком оптимистичен для всего этого. — И снова Тэхен ушёл оставив шлейф карамели.

С моей стороны было глупо полагаться на судьбу. Разве у богатых решается что-то необъяснимыми вещами? Конечно же нет, в мире где я живу решают только деньги, даже связи сдесь не такие значимые, как «кэш».
По янтарному взгляду я понял, что, то самое мгновение разделит мою жизнь на ДО и ПОСЛЕ, только вот на сколько поздним будет ПОСЛЕ, решаю Я.

Преимущество быть омегой в том, что за невинный голос и взгляд, ты можешь получить почти вселенную. Поэтому и в этот раз Юнги без труда смог уверить охрану, что едет навстречу к будущему мужу и отец разрешил.

— То есть ты отпустил его под «честное слово»? — Хуже злого Намджуна был только Тайфун, хотя и он не так ужасен.
— Он сказал.
— Он скажет убейся, ты убъешься? Ты тупой? Предыдущие разы тебя ничему не научили?
— Я найду.
— Найдешь, только не ты. — Ким вздохнул. — Вызови Чимина.

— Спасибо, что приехал так быстро. Дело серьёзное.
— Вот. — Чимин перебил Джуна и пододвинул к нему листок с шестизначными цифрами.
Ким прокашлялся. — Мы же друзья.
— Как я понял, сбежал старший. — Пак посмотрел из подлобья. — А ему сейчас восемнадцать. Навыки улучшились, риск возрос, течка наверное уже скоро начнется. — Чимин смотрел в потолок.
— Ты всё ещё.
— Нет. Просто наслышан о его способностях, твои люди не умеют молчать. Так что?
— Половину сейчас и половину по возвращению. — Сказал Ким как выплюнул.
— Мне нужно в его комнату. — Чимин встал. — И никого не впускать ко мне, не люблю помехи.

Неужели брак с брюнетом так страшен? Юнги. — Чимин осматривал комнату. — Ты так спешил, что взял только. Ничего. Все на месте. Деньги, ключи и телефон. — Пак открыл ноутбук. — Изумительно, даже история чиста. Мда. И ведь друзей тоже нет. Единственное место, где ты можешь быть — это. — Чимин вышел из особняка и направился к машине, бросив короткое «я позвоню», мотор взревел и увез парня в неизвестном, для всех, направлении.

Не стоит возвращаться в прошлое.

Уйти безо всего было опрометчивым решением, но что сделано, то сделано. В мире было только одно место, где я мог находиться безвозмездно — это чердак в заброшенном доме, который однажды мне показал Чимин.
Не лучшие воспоминания, но зато бесплатно.

— Не лучшее место для уединения. — Чимин наблюдал за Юнги выдыхая дым сигареты.
— Не думал, что отец наймет тебя. — Парень стоял у окна спиной к Паку.
— Я тоже, но не смотря на то, что он думал, что я все еще влюбен в тебя.
— Ему так сильно нужен этот брак, что не смотря на все опасения, он позвал тебя. Отчаянный поступок. — Юнги повернулся к собеседнику. — И что мы будем делать?
— Ким за тебя дал круглую сумму, очень большую. Но ты мой друг, поэтому я дам тебе время прийти в себя.
— Спасибо.
— И ещё. Мой человек будет за тобой следить.
— Ты мне не веришь?
— Как бы сильно не хотел, не смог себя переубедить, что ты примерный мальчик.
— Окей.
— Я приду завтра. — Чимин ушёл.

Юнги подождал около часа и решил, что рисковать нельзя, а сидеть и ждать с моря погоды. Такое себе действие. Он осмотрелся на присутствие подозрительных лиц и никого не увидев вышел из заброшенного дома.
Надо вести себя естественно. — Думал Мин аккуратно оглядываясь по сторонам.
Квартал, потом еще один. Никакой слежки нет. — Соврал получается. — Сам себе подумал Мин.
Юнги уже хотел вздохнуть полной грудью, но заметил исчезающий силуэт за углом. — Паранойя? — Опять сам себе подумал парень. — Лучше перестрахуюсь. — Юнги скрылся в подъезде незнакомого дома.

Читайте также:  Кролик упражнение для женщин маридебошир

— Ты кого-то ищешь? — Чимин в расплох застал парня. — Я слежу за тобой от самой заброшки, а если ты не мой человек, то кто? — Пак неожиданно для парня повернул его лицом к себе. — Тэхен?
— Да-да, не ори.
— Ты что тут делаешь?
— Слежу.
— За кем?
— За вами. Не волнуйся, я уже позвонил отцу.
— Зачем?
— Странный вопрос, учитывая зачем тебя звали!
— Иди домой, Тэ.
Ким выглянул из-за угла. — А где он? Из-за тебя мы его упустили. Что я теперь скажу отцу?
— Не знаю. — Пак улыбнулся. — Пока.

Если снаружи Чимин был спокоен, то внутри у него извергался вулкан. Он потерял Юнги и теперь найти его будет сложнее, чем попасть на прием к президенту.

Юнги поднялся на чердак, а затем на крышу. Таким способом он незаметно пройдет через всех сыщиков и выйдет в конце улицы. — Как прекрасно, что это длинный домина, а не маленькая постройка.


Не все, что мы делаем — это хорошо.

— Исчез? Испарился что-ли? Какого хрена ты вообще там делал? — День у Намджуна был отличным, пока не пришёл Тэхен.
— Я хотел как лучше.
— А получилось как всегда. — Ким вздохнул. — Тебя блять кто просил то? Я терпел все твои выходки, но это. Это ни в какие рамки не влезает!
— Успокойся.
— Что? «Успокойся»? Ты сорвал крупную сделку.
— Есть еще два дня, можно перевозить его вещи и параллельно искать.
— Да что ты! Спасибо за совет. Уйди, иди на хрен с моих глаз.

— Слушаю. — Чимин ждал звонка и был удивлен, что Намджун запоздал.
— Это правда, что вы его потеряли?
— Не » мы», а твой сын, но итог не изменился.
— Твои дальнейшие действия?
— Продолжу поиски. Пока.

— Ты мне так и не рассказал, зачем решился на брак? — Хосок сел напротив Чонгука.
— Игра. — Холодным тоном ответил Чон.
— Какая? — Хосок поперхнулся. — Ты стал футболистом, а я не знал?
— О, да ты шутник!
— А если серьезно.
— Я все восемнадцать лет придумывал для него пытки. Из-за него я не смог завести нормальные отношения. По любви.
— Но ведь парень не виноват. Да и отец давно умер, ты мог бы делать все как пожелаешь.
— Упоминания о нём так сильно приелись, что я не могу поступить по другому. Кстати, его вещи перевозят?
— Да. Юта звонил, сказал вещей у него больше, чем сама гардеробная.
— Надо будет позвать стилиста, пусть придумает что-то на мой вкус.
— Я займусь.

На собственной шкуре ощутить прелести бездомного, не самая лучшая вещь в мире, особенно для того, кто жил постоянно в роскоши. Пошли вторые сутки моего отсутствия, завтра нужно быть уже в особняке «мужа», но я лучше буду скитаться, чем жить с тираном, о котором говорит вся светская тусовка, хотя. возможно лгут, как и строки жёлтой прессы.
Если воду можно было найти или попросить, то с едой это было куда сложнее, никто не хочет лишаться хлеба и денег из-за того, что ты нищий, и чтобы поесть, я сдал в ломбард свои часы, подаренные отцом на пятнадцатилетие. За вырученные деньги можно было купить еды, воды, одежду и даже телефон, но последнее мне не нужно, звонить было не кому. Я снял хостел и разрабатывал план новой жизни.


Я доверяю только себе и отражению в зеркале.

В особняке Кимов с утра витает напряжение. Третий день наступил, а значит Чон приедет за Юнги. От Чимина вестей нет, Мин как сквозь землю провалился, наводка на ломбард не дала никаких следов, камеры слежения оказались бесполезны, Юнги потерялся в толпе. Все это время Тэхен не выходит из комнаты, гнев Намджуна ощущается сквозь сотни стен.

Чоны приехали ближе к вечеру, столб пыли от колес говорил, что хозяева автомобилей раздражены.
Намджун стоял натянут как струна, в то время как Чоны были расслаблены. — Удивительная вещь, я думал приеду домой уставший и увижу тёплый ужин и Юнги, а там никого. Ты решил подождать меня? — Спокойный холодный голос страшил.
— Понимаешь.
— Нет, не понимаю. У нас был уговор, я спас тебя от «позора», даже сделал услугу в виде трёх дней, а оказалось, что верить тебе нельзя. — Хмыкнул Чонгук. — Я хочу досчитать до одного и увидеть стоящим передо мной » мужа «. Но его тут нет. — Чон вдохнул. — Не чувствую запаха. Где он?
Хосок поднес телефон к Чонгуку, тот что-то прочитал и поднял на Кима уже злые глаза. — Ты не уследил за мальчишкой, а раз так, то Я согласен и на младшего, а что подумаю люди, мне все равно.
— Нет. — Влез Джин. — Этому не бывать, что хочешь делай, а сына я не отдам. — Ким посмотрел на Джуна. — Если что-то случится с Тэхёном, я перережу всем здесь стоящим глотки.
— Я хочу чтобы к ночи у меня в комнате стоял Юнги. — Чонгук вышел.
Хосок подошёл в плотную к Намджуну и дал в руки маленький коробок. — А это чтобы вы не забывали о нас. — Чон вышел и моторы взревели.

— Что там? — Джин с опаской посмотрел на шёлковый бант.

Источник