Меню

Басня крылова про крысу а сало русское едят

Басня Две подруги

«Красиво ты живешь,
Любезная сестрица!
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь.
На чем ты ешь и пьешь,
На чем сидишь,
Куда ни глянешь — все из-за границы!»

«Ах, если б, душенька, ты знала,
Со вздохом Крыса отвечала,
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным
Все наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу.

Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера
Он африканский. Он от Пеликана!»

«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!»
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала.
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. «

Мы знаем, есть еще семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

Впервые опубликована в книгах С. В. Михалкова «Стихи» (М., 1946), «Веселые стихи» (М., 1946) с рисунками Б. Пророкова.
Выходила отдельным иллюстрированным изданием с рисунками М. Таранова (Л., 1953).

Сюжет басни был включен в сценарий мультипликационного фильма «Лесной концерт». (Графический цветной фильм. Автор сценария С. Михалков, режиссер И. Иванов-Вано, художники-постановщики М. Ботов, К. Карпов, А. Савченко. «Союзмультфильм», 1953).

Источник

А САЛО. РУССКОЕ ЕДЯТ! Актуальная басня Михалкова. Посвящается Путину.

Который неутомимо хает все советское, но власть его держится на советских заделах, включая недавно выкаченный Ту-160, а иначе бы давно закончил свою жизнь, как Саддам, Муамар Каддафи или Милошевич.


Басня называется «Две подруги» .

«Красиво ты живёшь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чём ты ешь и пьёшь,
На чём сидишь,
Куда ни глянешь — всё из-за границы!» —
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Всё наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!» —
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» —
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. »

***
Мы знаем, есть ещё семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки…
А сало… русское едят!

Только в последней строке должно стоять «советское едят»».

Источник

А сало русское едят!

Красиво ты живешь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чем ты ешь и пьешь,
На чем сидишь,
Куда ни глянешь — все из-за границы!’ —
Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Все наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!’ —
А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!’ —
Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. ‘
__________________________

Читайте также:  Сколько времени надо уделять крысе в день

Эти т.н. музыканты, актёры, политики, писатели приветствовали майдан, называют Крым аннексированным, считают любые действия России актом агрессии и убеждены в правомерности и справедливости санкций стран Запада в отношении РФ. Список составлен инициативной группой товарищей, представителем которых является известный юрист А.Сорвачёв.

Кто поддерживает фашистских карателей-убийц?

Пенсионеры, отпетые певуны и горе-музыканты:

София Ротару
Андрей Макаревич (группа «Машина времени»)
Юрий Шевчук (лидер рок-группы «ДДТ»)
Андрей Хлывнюк (лидер музыкальной группы «Бумбокс»)
Борис Гребенщиков (поэт, музыкант группы «Аквариум»)
Вахтанг Кикабидзе
Земфира
Наташа Королёва
Сергей Зверев (певец, стилист)
Коллектив группы «Ляпис Трубецкой»
Коллектив группы «Океан Эльзы»
Группа «Scorpions»
Серёга (Сергей Пархоменко, рэпер)
Глеб Самойлов (бывший певец группы «Агата Кристи»)
Noize MC (певец)
Анна Седокова (бывшая участница группы «ВИА Гра»)
Вера Брежнева
Анастасия Приходько (победительница российской «Фабрики звёзд»)
Мадонна (американская певица)
Мартин Гор (музыкант «Depeche Mode»)
Артемий Троицкий (рок-журналист, музыкальный критик)

Паноптикум, актёры и режиссёры:

Лия Ахеджакова (лохматая бабушка)
Олег Басилашвили (жаль хорошего актера!)
Сергей Юрский (турецко — подданный)
Дмитрий Дюжев (мокрушник)
Михаил Ефремов (алкоголик и наркоман)
Эльдар Рязанов (кинорежиссёр)
Андрей Кончаловский (незаконно саморожденный американский режиссёр)
Никита Джигурда (горлопан)
Анатолий Пашинин (ноль без палочки)
Гарик (Бульдог) Харламов (служивый пес)
Саша Грей (порноактриса)
Арнольд Шварценеггер (сын нациста, культурист)
Джордж Клуни (американский актёр)
Джаред Лето (американский актёр, певец)
Милла Йовович (американская актриса)

Неудачники, несостоявшиеся политики, писатели, журналисты, т.н. «общественные деятели»:

Леонид Гозман (черт знает кто)
Михаил Касьянов (неудачник в канареечном свитере)
Алексей Навальный (отравленный оппозиционер)
Борис Немцов (покойник)
Ирина Хакамада (оппозиционерша)
Илья Пономарёв (депутат не в законе)
Александр Невзоров (бывший репортёр, телеведущий)
Диакон Андрей Кураев (аферист, религиозный и общественный псевдо-деятель)
Ксения Собчак (дочь Анатолия Собчака)
Евгений Киселёв (российский и украинский журналюга)
Коллектив радиостанции «Эхо Москвы»
Коллектив телеканала «Дождь»
Коллектив портала «Lenta.ru»
Коллектив радио «Свобода»
Коллектив журнала «Сноб»
Коллектив портала «Slon.ru»
Владимир Зеленский (шут гороховый, лидер студии «Квартал-95»)
Виктор Шендерович (правый полузащитник)
Михаил Ходорковский (бывший глава нефтяной компании «Накось выкуси, ЮКОС! «)
Божена Рынска (колумнистка «Известия», порталов «Газета.Ru», журнала «GQ»)
Борис Акунин (он же Григорий Чхартишвили, написатель)
Михаил Веллер (списатель)
Людмила Улицкая (списательница)
Станислав Белковский (считает себя политологом)
Гарри Каспаров (шахматист в поддавки)
Активистки «Femen» (незарегистрированное женское жопо-движение)
Павел Дуров (основатель социальной сети «Вконтакте»)
Андрей Бильжо (художник-карикатурист)
Анастасия Волочкова (балерина «Динамо»)
Марат Гельман (галерист на галерах)
Дмитрий Быков (горе-писатель)

Мы знаем, есть еще семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

Источник

Сергей Михалков — Стихи. Сказки. Басни. Пьесы

У ресторана «Горная вершина»,
Где ждут курортников и шашлыки и вина,
С утра до вечера крутился тихий Пёс.
Всем посетителям равно хвостом виляя,
На трезвых не рыча, на пьяного не лая,
Он повседневно здесь своё дежурство нёс.
Пёс откликался на любую кличку,
И это у него вошло в привычку:
Окликнут Шариком — он вмиг хвостом вильнёт.
«Эй, Бобик!» — он уже к чужой коленке льнёт,
А сам глядит в глаза — глядит и не моргнёт!
«А ну, Дружок! Поди сюда, собачка!» —
Собачка тут как тут — и ей уже подачка:
Кидает чья-нибудь рука
То косточку от шашлыка
С кусочком сладкого, поджаренного жира,
То птичье крылышко, то просто ломтик сыра…
Нет, хлеба не искал курортный этот пёс —
От хлебного куска он воротил свой нос…
Его собратья сторожат жилища,
На складах тявкают, врага по следу ищут —
Несут служебный долг, гордясь своим постом,
А этому милее кров и пища,
Добытые глазами и хвостом…

Любых мастей и видов тунеядцы!
Ведь это вы попали в басню, братцы!

Читайте также:  Витамины для крыс ратмания

«Красиво ты живёшь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чём ты ешь и пьёшь,
На чём сидишь,
Куда ни глянешь — всё из-за границы!» —
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Всё наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу:
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!» —
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь. —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» —
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. »

Мы знаем, есть ещё семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки…
А сало… русское едят!

Арбуз, что из земли тянул нещадно соки,
Что более других лежал на солнцёпеке
И вырос до такой величины,
Что все другие кавуны
С ним оказались не равны,
Перед собратьями своими возгордился:
«Я тяжелее всех, каков же я на вкус?!
Всяк скажет про меня: «Арбуз так уж арбуз. »
Так до тех пор он хвастал и кичился,
Пока в хозяйских вдруг руках не очутился.
А как попал под нож,
То оказался уж не так хорош.
Что толку, что велик? Велик, да толстокож!
На цвет? Да как сказать, не бел, но и не красен.
На вкус — трава травой…

Смысл этой басни ясен:
Иной, глядишь, и говорит пестро,
Осанка хоть куда, так важно носит пузо,
А ковырни его да загляни в нутро —
Оно как у того Арбуза!

Косого по лесу гоняя,
Собаки — Шавка и Полкан —
Попали прямо в пасть к волкам, —
Им повстречалась волчья стая.
От страха Шавка вся дрожит:
«Полкаша… Некуда деваться…
Я чую смерть свою… Что будем делать. » —
«Драться! —
Полкан в ответ ей говорит. —
Я на себя возьму того, что покрупнее,
А ты бери того, что рядом с ним».
И, до врага достав прыжком одним,
Вцепился храбрый пёс зубами в волчью шею
И наземь Серого свалил, —
Но тут же сам растерзан был.
Что думать Шавке? Очередь за нею!
Тут Шавка взвизгнула и в ноги бух волкам:
«Голубчики мои! Не погубите!
Сродни ведь прихожусь я вам!
Вы на уши мои, на хвост мой посмотрите!
А чем не волчья шерсть на мне?
Сбылась мечта моя — попала я к родне!
Пошли за мной, я показать вам рада,
Где у реки пасётся стадо…»
Вот волки двинулись за Шавкою гуськом,
Вначале лесом, после бережком,
Под стадо вышли, на хвосты присели,
Посовещалися на волчьем языке.
И от коров невдалеке
На всякий случай раньше Шавку съели.
Но сами тож не уцелели —
В жестокой схватке полегли:
Сторожевые псы то стадо стерегли
И ружья пастухи имели…

Сей басне не нужна мораль.
Мне жаль Полкана. Шавки мне не жаль!

Раз в тихом бочажке, под бережком, чуть свет,
Рыбёшка мирная собралась на совет:
В реке их Щука донимала,
И от зубастой им житья не стало.
«Казнить разбойницу! Казнить — двух мнений нет. »
И Щука старая, как ни сильна была,
Все ж кверху брюхом как-то раз всплыла…
Победа многих вдохновила:
«Преступница нам больше не страшна! —
Разумная Плотичка заявила, —
Но в дальней заводи живёт ещё одна.
Не худо бы расправиться и с нею!» —
«Конечно, вам, плотве, виднее, —
Из-под коряги молвил сытый Сом, —
Но, правду говоря, та Щука ни при чём —
Она вовек сюда не заплывала,
Вам до неё и дела мало!»
Плотичка возражать не стала,
И дело кончилось на том…
В зелёных берегах текут спокойно воды,
Вьюны и пескари в них водят хороводы,
И караси не залезают в грязь,
Зубастой хищницы отныне не боясь.
Но мирные деньки не больно долго длились —
Исчезло в ясный день плотичек десять штук,
Два пескаря домой без плавников явились
И пропадать уклейки стали вдруг.
Рыбёшкам снова не житьё, а мука:
Из дальней заводи переселилась Щука
И привела с собою двух подруг!

Мне бедных рыбок жаль. Зато другим наука:
Не слушайте сомов, уничтожая щук!

Читайте также:  Тоннельный лабиринт для крыс схема с подписями

Однажды, в знойный день, взбесился Пёс цепной
И, ядовитой брызгая слюной,
Сорвался вдруг с цепи, махнул через ограду —
Да прямо к стаду!
Сначала он напал по-волчьи на телка,
Потом задрал невинного ягнёнка,
Одних загрыз, другим порвал бока
И насмерть ранил пастушонка.
Короче: натворил таких он бед,
Каких не видел свет!
Когда б разбойника облавою не взяли,
То многие ещё бы пострадали.
Но был в конце концов захвачен лютый Пёс,
И… производством дело началось!
Уж не одна неделя пролетела —
Полгода суд идёт. Растёт и пухнет дело —
Чинят свидетелям допрос.
Бандит в тюрьме окреп, подрос,
Так на харчах казённых откормился
И обленился,
Что от хвоста до шеи залоснился.
Он только знает спать да есть.
При нём друзья. Услуг не счесть:
Ему ошейники меняют,
Его родные навещают,
А два Шакала, посчитав за честь,
Перед судом ретиво защищают:
Скулят, визжат, и лают,
И, чтобы умалить его вину,
Повторный требуют анализ на слюну…
«Чего же судьи ждут? Когда ж повесят Пса? —
Слышны повсюду голоса. —
Какой другой конец возможен для урода. »

Известны нам суды такого рода.

Вожак воров и сам матёрый вор,
Волк-живодёр
Как избежать облавы ни старался,
А всё ж попался.
Теперь над ним свершится приговор,
Не избежит преступник наказанья!
Свидетели дают
Правдивые, прямые показанья:
«Зарезал здесь овцу, задрал телёнка тут,
А там свалить коня не посчитал за труд…»
Улики налицо. Но судьи ждут,
Что им убийца скажет в оправданье.
«Известно, — начал Волк, — что испокон веков
Всегда травили нас, волков,
И скверные про нас пускали толки.
Заблудится овца у сонных пастухов,
Корова пропадёт, всё виноваты волки!
А волки между тем давным-давно
Не могут видеть кровь, не могут слышать стоны,
На травку перешли и на зерно,
Сменили стол мясной на овощной — зелёный.
А если иногда то там, то тут
Ягнёнка одного, другого задерут,
Так только с целью самообороны…
Надеюсь я на объективный суд. »
И порешили судьи тут:
Дать Волку выговор и не лишать свободы,
Раз изменился нрав у всей его породы.

Но вот прошли уж годы,
Как огласили этот приговор,
А волки нападают до сих пор
Всё на стада, а не на огороды!

Источник