Меню

8 миля друзья кролика

«8 миля»

«I’m just playing, America, you know I love you».
финальная строчка из песни «White America», сборник «The Eminem Show»

Я памятник себе воздвиг нерукотворный. В последнее время принято увековечивать себя не в бронзе, а на кинопленке, играть как бы самих себя в как бы автобиографических картинах. Когда-то давно, в 1957, дорожку проторил Элвис, сыграв молодую звезду рок-н-ролла Дика Риверса, а, в общем-то, самого себя в «Loving you». Из совсем недавних шедевров а-ля «про себя, любимого» — «Glitter» с Мэрайей Кери и, простите, забыл название, что-то с Бритни Спирс. Вот и Эм не удержался, рванул в актеры. Но, справедливости ради, скажем, идея была не его. Говорят, продюсер «Игр разума» Брайан Грейзер и глава Interscope Records Джимми Йовин давно подумывали сделать какую-нибудь сагу о хип-хопе, да все не могли найти достойный персонаж. Выбор был сделан на церемонии вручения MTV Video Music Awards-2000, где Эминем был главной звездой, и вокруг него бушевали толпы фанатов. Так и появилась на свет история белого рэппера Джимми с оригинальной фамилией Смит.

8 миля — хорошо знакомое жителям Детройта обозначение городской границы: с одной стороны — богатые белые, с другой — бедные черные. Джим Смит, по прозвищу Рэббит (Кролик) — белый, но живет в черном квартале, работает на черном заводе, дружит с черными парнями. Несмотря на то, что он белый, у Кролика уже есть репутация неплохого рэппера, по выходным он частенько участвует в клубных соревнованиях «чтецов». (Такое странноватое, мягко говоря, мероприятие: пара мальцов под музыку в стихах поливает друг друга грязью на виду у громадной толпы. Потом толпа, по каким-то одной ей видимым причинам, решает, кто круче.) Но все-таки Джимми по уши в . нём самом: жить негде, поэтому пока кантуется в трейлере у мамаши-алкоголички, которая больше беспокоится о своем любовнике, чем о нём; машину при расставании пришлось отдать подружке, которая, типа, залетела; на заводе гнобят; рэп — и тот не всегда дают спокойно читать. На улицах — ветхие дома, по улицам — ветхие машины, грязь, нищета, ноль перспектив. Одна радость, есть друзья, которые всегда помогут и поддержат: «Кролик, да ты просто гений!» Его будут бить — и не раз, предавать — и не раз. Сможет ли этот голубоглазый симпатяга добиться чего-нибудь, разберется ли, на самом деле у него талант, или его дружки просто гонят в надежде на халяву, которая им непременно обломится, если у Кролика что-нибудь выгорит?

В общем, очень оригинальный сценарий. Количество неожиданных поворотов в сюжетной линии — 0. Если в начале Джимми освистывают на рэпперских соревнованиях, то потом он обязательно всех сделает. Мерзкий ниг. афроамериканец, не дающий проходу на заводе, потом обязательно похлопает Джимми по плечу, и скажет: «Все в порядке, парень!». Короче, понятно, что все, что в начале было хреново, потом, через многочисленные тернии, закончится звездным «мультиплатиновым» настоящим. Так что ценность сего шедевра не в сюжетных поворотах, тем более что предвкушаемого кульминационного звездного настоящего нам не покажут. Уверен, так или иначе, большинство зрителей, идущих на «8 милю», всяко что-нибудь слышали об Эминеме, — в противном случае этот культпоход теряет много процентов смысла: смотреть почти двухчасовую рэпперскую драму, даже несмотря на неожиданно хорошую игру главного героя, без бэкграунда было бы скучновато. А вот зная, что этот порядочный трудолюбивый талантливый драчун (именно таким Эм предстает в фильме) таки вдзрючил по первое число пресыщенную Америку (. и чопорную Великобританию: во время гастролей Эминема даже консервативный политический журнал «The Spectatоr» вышел с его фотографией на обложке, и далекую Россию, и. список можно продолжать) — вот тогда это кино смотрится под другим углом и с гораздо более ощутимым удовольствием.

Насчет того, насколько кинолента автобиографична, можно судить по репликам Эминема: «Сходство есть, потому что я сидел со сценаристом Скоттом Сильвером и рассказывал ему случаи из своей жизни. Они были использованы в фильме — иногда в точности, как это было на самом деле, иногда немного иначе» . Согласно многочисленным интернетовским легендам, он, действительно, с 12 лет жил в этом грязном Детройте, в трейлере, в квартале, где кроме них белыми были только два сумасшедших байкера. Его, и правда, били, и били сурово: один раз после драки привезли в больницу, где он провалялся в коме около 5 дней (по другим данным — 10). Не знаю насчет завода, но сезонным рабочим, официантом и даже поваром ему доводилось бывать — говорят, в девятый класс после пяти пересдач переводных экзаменов его так и не приняли, и ему пришлось работать, вняв маминой рекомендации: «Помоги мне оплачивать счета, или же я выкину тебя из дома». И соревнования рэпперов тоже не выдумка, он принимал в них участие ещё со школы. На мой взгляд, единственный момент в фильме, который не вписывается в известную миру биографию Эминема — это его отношения с матерью. В жизни они конкретно не ладили и не ладят. Это заметно, начиная с текстов его песен (You selfish bitch, I hope you fuckin’ burn in hell for this shit. Remember when Ronnie died you said you wished it was me? Well, guess what, I am dead. Dead to you as can be.)*, заканчивая реальным судебным процессом: Дебби Матерс-Бриггс, мать Эминема, выдвигала против своего 26-летнего сына иск, надеясь срубить с разбогатевшего отпрыска 10 миллионов долларов. Этой суммы как раз должно было хватить маме на компенсацию морального ущерба, который нанес ей нерадивый сын своими многочисленными интервью, создав бедной женщине образ наркоманки и бродяжки. В фильме же, несмотря ни на что, видно, что Кролик любит свою слабую, затюканную жизнью и собственной глупостью истеричную алкоголичку маму. Любит, как часто любят все дети своих неблагополучных родичей, — не «за что», а «вопреки». В роли мамы блеснула моя самая любимая из старой гвардии женщина-звезда Ким Бессинджер. Убедительная из неё вышла алкоголичка: Ким хорошо сыграла, не побоялась этой неэффектной для женщины роли. (Думаю, что на роль актриса согласилась не из уважения к творчеству Эмма, а из уважения к режиссеру Кертису Хэнсону, снявшему фильм «LA Confidential» («Секреты Лос-Анджелеса»), в котором она тоже снималась и наконец получила свой долгожданный «Оскар»). Кстати, простите мне мое физиологичное замечание, но с тыльной части Ким сохранилась просто блестяще! (. Да и с фасада она по-прежнему, даже в роли алкоголички, напоминает ту Ким из «9 1/2 недель», по которой заслуженно умирали мужчины). Неудивительно, что после «8 мили» тут же поползли слушки о романе Эма с Ким. «Я знаю, как рождаются сплетни, — сказал Эминем по этому поводу. — Если меня видят в общественных местах со знаменитостями женского пола, значит я их трахаю. Позволь тебе сказать: жаль, что я не трахаю всех, кого мне подкладывает пресса. Я очень уважаю Ким Бэссинджер, я думаю, она действительно милая и красивая. И это все, что я хочу сказать. А что касается того, что мы вместе, так это неправда, хотя я был бы не против» .

Читайте также:  Почему кролики могут драться

Есть ещё один любопытный момент. Смотря «8 милю», можно неожиданно (держитесь за стул) что-нибудь понять о природе рэпа! Вот если индийцы, например, свои национальные песни-пляски осуществляют в минуты радости, как правило, до или после акта любви, то рэп случается в прямо противоположные моменты. Индийцы в эти минуты бежали к своим богам просить помощи, а чернокожие американцы начинали иронизировать, изливая свои революционные настроения в четких речитативных напевах, — спасибо темпераменту и врожденному чувству ритма. Показательна в этом смысле одна сцена: рабочие завода стоят в очереди, получают бесплатную еду, что ли, и тут один из них, ни с того ни с сего — прямо хоть броневик подавай: «Товарищи, что-то меня душит мой образ жизни. Эта работа, эта очередь, эта нищета кругом, — я не могу, я задыхаюсь!» (Вольный нерифмованный перевод с рэпперского.:)) И главное, все так внезапно, безо всяких видимых причин, но очень ритмично и складно! Эта складность меня поражала на протяжении всего фильма. Оказывается, настоящий рэп — это когда вот так, на ходу, рифмы с пылу с жару. Нет, домашние заготовки, конечно, приветствуются, но бывали моменты, когда поэтическая муза явно посещала героя совсем незадолго до того, как он начинал открывать рот.

В общем, в фильме две фишки: рэп и Эминем. Рэп начинается с первых секунд фильма, поэтому если вы категорический противник этого песенного жанра, путь на «8 милю» вам заказан. А Эминем. Звезда рэпа очень уверенно чувствует себя на актерском поприще. 30 летний наркоман, дебошир и матерщинник, на котором висят два «условных» срока, Эминем до невозможного убедителен в роли чуткого брата, порывистого тинэйджера и талантливого парня с внутренним стержнем. Я думаю, это его не последняя роль в кино.

* строчки из песни «Cleaning out my closet», в которой он обращается к матери: «Ты, эгоистичная сука, я надеюсь, ты сгоришь в аду за все это дерьмо. Помнишь, когда Ронни умер, ты сказал, что хотела бы, чтобы это был я? И знаешь, а я ведь мертв. Я мертв для тебя».

Источник

8 миля друзья кролика

Помню, что мраморные ступени перед входом в кинотеатр вскоре после показа были навсегда отмечены кривоватым тегом «Eminem». А что, у кого-то было по-другому? Кинотеатр «Октябрь» уже давно не крутит фильмы, а всё больше используется для проведения каких-то выставок, но имя на ступенях навсегда, думаю, останется там.

Для того, чтоб «8 миля» получилась такой, какой мы её знаем, понадобилось шесть недель репетиций и десятки редакций сценария. Десять лет спустя удалось организовать воссоединение шайки: Эминем, Мехи Файфер, Энтони Мекки, Эван Джонс и Омар Бенсон Миллер. This opportunity comes once in a lifetime.

Когда съёмочный день подходил к концу, не казалось ли тебе, что ты все глубже уходишь в мир «8 мили»?

Эм (в фильме B-Rabbit): Я чувствовал, что перехожу грань своей собственной жизни. Всё было в новинку, и я так благодарен ребятам, меня окружавшим. Самое сложное для меня — это держать в голове все эти реплики. Всё, чем я занимался во время съёмок — это пытался вернуться к тому состоянию, которое испытывал до контракта с Доктором.

Энтони Мекки (в фильме Papa Doc): Для меня это было бешеным опытом, ведь это моя первая роль. В начале съёмок у меня и реплик-то не было. Эти уроды твердили: «Йоу, твой персонаж — говно, потому мы добавили вот это. Нужно, чтоб ты вёл себя вот так». Что было труднее всего — так это соответствовать уровню игры Мехи Файфера.

Мехи Файфер (в фильме Future): Вот ты и раскрылся, котяра! Ты сыграл лучше, всё равно!

Эм: Надо еше обязательно упомянуть, насколько мы все сдружились.

Ты всегда говорил, что фильм не полностью основан на истории твоей жизни. Тебя не беспокоил тот факт, что все продолжали считать иначе?

Эм: Мои слушатели без труда смогут определить, что в этом кино основано на моей жизни, а что — нет. Там были эпизоды, вдохновлённые моей историей, но большей частью — это история успеха обычного парня, на которого никто не ставил. История тёмной лошадки. Мы много репетировали ещё до начала съёмок, и мой персонаж присутствовал, практически, в каждой сцене. Я проводил на площадке время с шести вечера — до пяти утра. И так каждый день. В какие-то моменты, мозг просто отключался, и казалось, что я становлюсь этим персонажем. Это я, а никакой не B-Rabbit. Это я живу на съёмках кино. У меня не было выбора, кроме как слиться с ним воедино.

Казалось бы, идея подобно фильма — это беспроигрышный вариант, но немногие знают, что студия, и Джимми Йовин в частности, беспокоились, не навредит ли фильм бренду самого Эминема. Фильм «Блеск» с Мэрайей Кэрри громко провалился накануне, а последним случаем сотрудничества студии Universal с рэперами была картина «Холодный как лёд» с Ваниллой Айс в главной роли. Мехи, почему сперва ты отказался от участия в картине?

Файфер: В то время, я должен был приступать к съёмкам в сериале «Скорая помощь». А еще всё происходило сразу же после событий одиннадцатого сентября. Продюсеры сказали мне: «Мы хотим встретиться с тобой. Прилетай в Детройт!». Разговор был, кажется, тринадцатого сентября! «Чёрта-с-два, я сяду на грёбаный самолёт! Я останусь здесь и буду отличнейшим доктором!» Я ещё не ознакомился со сценарием к тому времени, ведь все держали детали сюжета под семью замками. Я даже читал бумажную копию сценария, сидя в кабинете у режиссера Кертиса Хэнсона, потому что этот талмуд запретили тиражировать. Но стоило мне его прочесть, я тут же пересмотрел своё решение про Детройт. Мне пришлось отправиться туда, чтобы проверить, сойдёмся ли мы с Маршаллом характерами, будет ли нам легко вместе. Этот пацан так быстро стал своим, что сомнений просто быть не могло: «У нас всё получится». Когда я встретил остальных актёров, реакция была той же. Согласие на съёмки в фильме — это лучшее решение в моей жизни.

Читайте также:  Какие цвета различают кролики

Омар Бэнсон Миллер (Sol George): Я поражаюсь, насколько наш фильм уважаем. Вчера вечером мы с Эваном шли по улице, и тут к нам сзади подходит какой-то парнишка и как заведёт: «Anything goes when it comes to hoes/I’m the kingpin when it comes to flows. «

Фристайл, о котором идёт речь

Эван Джонс (Cheddar Bob): [смеётся] А кто, кстати, написал эти строчки?

Эм: Да этот трек стоило синглом выпускать! «Ten freaky girls! Ten! Ten!»

Бэнсон Миллер: Я хочу сказать вот что: из-за своей карьеры, Эм не был способен находиться с нами всё время. В отличии от Пруфа. Я во всех деталях помню нашу прощальную вечеринку, по окончанию съёмок. Мы с Эваном пели эту дурацкую весёлую песенку на входе, и охрана отказалась нас впустить, потому что никто не знал, кто мы такие. Тогда к нам подрулил Пруф и мигом всё решил. Мехи и Маршалл, вы же были старше нас и уже довольно известны, нам очень помогла ваша открытость и человечность.

Эм: Спасибо. Для меня это многое значит.

Файфер: Это потому что вы — крутые пацаны. С вами было легко.

Мехи, твой персонаж будто бы списан с Пруфа. У вас с ним не было долгих бесед, чтобы ты лучше понял роль?

Файфер: Мы с ним специально вот так не садились, потому что мне достаточно было находиться в его компании, наблюдать за его повадками. Я хотел изобразить его таким, каким он был в девяносто пятом, поэтому в фильме зрители видят моего персонажа с этим париком. Ох и жесткий был парик! [смеётся] Не передать, как с ним пришлось намучиться, чтобы правильно сымитировать дреды.

Эм: [смеётся] Мы называли Пруфа «Росомахой», из-за его причёски. Я считаю, что Мехи мог и не списывать своего героя с него. Ему только нужно быть на 100% детройтским парнем.

Эван, каким был Эминем на самых первых репетициях?

Эм: Я вёл себя как пафосный долбоёб! [смеётся]

Джонс: Как все и говорят, он чудесно играл. Сразу после знакомства, он повёл нас на игру Detroit Lions. На обратной дороге, ты сел к нам в машину и ставил нам свои новые песни, которые потом оказались на «Eminem Show». Это было чудесно. Мы чувствовали себя дружной семьёй.

Эм: Я и забыл о той игре Detroit Lions! Было круто!

Мекки: Моя дорогая группа анонимных алкоголиков, а мы с Эминемом ходили играть в бильярд, и все мои суточные улетали стриптизёршам! Вот так!

Эм: Что, правда? В те дни все стриптизёрши клуба уезжали домой с полными трусами твоих честно-заработанных?

Мекки: Да мы разбрасывались повсюду моими суточными! Мы были в какой-то жуткой забегаловке, и мне приходилось ввязываться в уличные драки на парковках стрип-клубов, чтобы заработать хоть что-то. Вот куда тебя может занести, если начнёшь строить из себя реального чёрного пацана.

Эм: «Разбрасываться всюду своими суточными». Назову так свой следующий альбом!

Съёмки фильма — это коллективный процесс, который может пойти крахом в любой момент. Когда вам впервые показалось, что фильм ожидает успех?

Бэнсон: Мы с Эваном часто вспоминаем это время. Я и подумать не мог, что это кино станет классикой жанра. Когда премьера фильма удачно прошла, я воспринимал это как должное. Помню, как режиссер позвал нас к себе, чтобы показать ролик с нарезкой из финальной версии картины. Насколько это было круто! Все были в приподнятом настроении. Мы были на пути к успеху и понимали это.

Эм: А я всего лишь пытался не выглядеть глупо. Надеялся, что кино будет толковым, соберёт хорошую кассу и просто не будет отстоем.

Файфер: Я помню наш первый съёмочный день. Снимали эпизод, когда мы выходим из дома Cheddar Bob, после того как он выстрелил себе в ногу, и садимся в тесное авто Big O. Всё казалось очень реальным. Или когда мы с Эмом делали эпизод с песней «Sweet Home Alabama». Но по-настоящему я осознал потенциал этого фильма в сценах с баттлами. Зрители, массовка — вот кто в ответе за ту непередаваемую и неподдельную атмосферу. Рифмы были крутыми, да. Рэперы на сцене — крутые, да. Но эта толпа. Они вдохнули жизнь во все сцены. Быть ведущим наших инсценированных словесных баталий и обмениваться этой энергией с залом — неповторимое ощущение. Даже взаимодействие актёров в обычных сценах воспринималось чем-то из ряда вон. Это не было постановочным. Мы жили этим.

Как были прописаны в сценарии эпизоды самих баттлов?

Эм: Насколько помню, у Кертиса было много сценаристов, писавших тексты для баттлов, которые они в итоге показывали мне для отбора. Я садился за стол с ними и вносил изменения в какие-то конкретные фрагменты. Самое сложное — это попытаться понять, какой должна быть последняя, ударная строчка каждого куплета. Поскольку я общался с авторами куплетов для других участников баттла, я знал, о чём будут их строчки, и мог заранее планировать, что включить в свои ответные рифмы.

Мекки: Следует отдать должное Кертису: он смог разжечь интерес у своих актёров. Мы играли на грани своих возможностей, когда возникал лишь один вопрос: достаточно ли я хорош в этой сцене? Может, стоит переснять и сыграть лучше?

Эм: Что касается баттл-эпизодов. Я помню, как Кертис сказал мне: «Эти сцены — сердце фильма. Они должны быть идеальными. Как думаешь, ты здесь выдал свой максимум?» Я возвращался к себе и начинал переделывать какие-то строчки. Определенно, Кертис дал нам нужный толчок.

Энтони, ты исполнил роль Папы Дока, лидера команды Free World. Я не хочу ничего утверждать десять лет спустя, но не кажется ли тебе, что Кролик мог и не выиграть тот баттл, если бы ведущим не был его хороший друг?

Мекки: Точно! Мы обсуждали это с Кертисом: «Эминем не должен был победить. Сперва, у них должна была произойти ничья, а потом бы Кролик пошёл на второй заход, чтоб зачитать тот куплет, который мы слышим в финале». Но когда материал был отснят, и мы увидели, насколько жёсткой и сильной сцена получилась— стало понятно, что менять ничего не нужно. Энергетика во время съёмок была настолько бешеной, что люди в толпе теряли сознание, из-за творившегося хаоса некоторых тошнило прямо в зале. По факту, если бы настоящий клуб Chin Tiki был настолько диким, а ведущий не был его хорошим другом — Кролику не видать такого преимущества.

Читайте также:  Ооо братец кролик самарская область

Файфер: Дебил, это происходило не в Chin Tiki! Как ты мог забыть?

Джонс: Помнишь, ты диссил парня строчкой про то, что он учился в частной школе Крэнбрук (This guy went to Cranbrook, that’s a private school) и всё бы хорошо. Вот только Митт Ромни (Кандидат в президенты США на выборах 2012 года от Республиканской партии, уроженец Детройта — прим. Rap.Ru) на самом деле там учился!

Мекки: Здорово! Никогда об этом не знал.

Файфер: Вот с такими парнями и зависал Папа Док. Только с убеждёнными республиканцами.

Мекки: Когда Папа Док станет мером Детройта, я на бульдозере сравняю с землёй ваш клуб.

Эван, Омар упомянул, что тебя стали называть именем твоего кино-персонажа — Cheddar Bob. За последние десять лет ты научился обращаться с огнестрельным оружием?

Джонс: Представь, за всю свою актёрскую карьеру, именно в «8 миле» пистолет на съёмочной площадке заменили самой ужасной моделью.

Эминем: Это была копия какого-то пистолета времён ковбоев и дикого Запада.

Джонс: Лично я в восторге от того, что Плаксико Бурресу навсегда дали прозвище «Cheddar Bob». (Речь идёт о происшествии 2008 года, когда экс-принимающий команды «Нью-Йорк Джайнтс», Плаксико Буррес, получил ранение в бедро. Выстрел был чистой случайностью: пистолет горе-футболиста просто сполз с пояса вниз по ноге, и спортсмен случайно спустил курок — прим. Rap.Ru).

Бенсон Миллер: Кроме того, про персонажа Cheddar Bob потом постоянно читали рэперы.

Файфер: Помню строчку у Бинни Сигела.

Файфер: Знаешь, что самое смешное, Эван? Ты справился просто отлично с ролью, потому что сейчас ко мне подходят люди и спрашивают: «Каким был Cheddar Bob вне экрана? «. Я отвечаю: «Эван — отличный парень. Совсем не отсталый, очень образованный молодой человек!» [смеются]. Но ты осилил свою роль — вот что я пытаюсь донести. Ты отыграл своего героя на все сто!

Говорили, что Бриттани Мерфи могла дурачиться на площадке, петь песни, но когда режиссер командовал: «Мотор!», она тут же возвращалась к образу своей героини. Какой она была?

Эм: Бриттани очень милая. Совсем простая девушка, могла болтать с кем угодно.

Джонс: И очень хорошая актриса. Она так много привнесла в свою роль.

Файфер: От неё свет исходил.

Мекки: Она всегда была в хорошем настроении, но когда приходило время работы — то выкладывалась на полную. Я помню, как читал о её смерти в газетах, и не мог поверить тому, что увидел.

Эм, расскажи о том, как ты писал песни прямо на площадке.

Эм: Помню, как написал «Lose Yourself». Я вернулся в свой трейлер на ужин и тут же набросал черновик всей песни. Всей песни — за один-единственный дубль. Дома немного подправил, добавил кое-чего — и всё. Вообще-то, я собирался её существенно переделать, но я с того дня не переписал ни слова. Вот моё самое яркое воспоминание: я хожу по площадке с блокнотом и ручкой в руке. Если бы у меня не было листа бумаги — я бы писал на руке. Я постоянно был в движении: ланч, беговая дорожка, а потом — вернуться в трейлер и написать ещё пару битов.

Раз уж мы заговорили о «Lose Yourself», каким было спагетти, что готовила твоя мать? (имеется в виду строчка из песни, в которой говорится о «следах маминого спагетти» на свитере героя — прим. Rap.Ru).

Эм: Насколько помню, чертовски хорошим. Как гуляш [смеются].


«8 миля» — это фильм, где много ночных сцен, но есть и несколько светлых эпизодов: например, баттл Эминема и Xzibit. Какой день был самым весёлым на площадке?

Бенсон Миллер: Съёмки сцены с фртистайлом на парковке были очень весёлыми. Если бы мы не провели там часов 19.

Файфер: Это единственная причина, почему мне пригодился парик. Он был как маленькая шапка.

Бенсон Миллер: Ещё сцена с финальным баттлом. Кертис предпринял очень мудрый шаг: они с Эминемом до самой съёмки не раскрывали текст куплета Кролика. Поэтому, все наши эмоции там — чистая правда.

Файфер: А когда мы сожгли дом? Эм, помнишь, мы почти не погибли в той сцене. Пиротехник едва не взорвал себя, лишившись бровей. У него сейчас такой удивлённый вид. Без бровей-то.

Эм: Меня тоже зацепило. Не помню, что там пошло не так.

Файфер: По-моему, ты из окна выпрыгнул, нет?

Мекки: Вы были на втором этаже, вместе с операторами. В газовой трубе образовалась петля, а этот мужик просто взял и подал ещё больше газа. Пламя аж стёкла повыбивало. А парни побросали камеры и прыгнули из окон.

Эм: Мне кажется, что им даже огонь внутри дома удалось снять, но, к сожалению, пришлось бросить там камеры. Сцена, которую вы видите в фильме — это реальная ситуация. Я даже был уверен, что режиссер перестал снимать.

Бенсон Миллер: Было очень жарко. На улице было шесть-семь градусов, а мне хотелось даже снять куртку.

Энтони, тебе за весь фильм так и не удалось показать свои навыки рэперы. Мне просто интересно: насколько ты хорош с микрофоном?

Мекки: Да я рву микрофоны на части!

Эм: Ага, то есть ты совсем не такой образованный молодой человек! С микрофоном ты становишься полной его противоположностью, верно? Невежливый МС [смеются].

У «8 мили» открытый финал. Зритель задаётся вопросом: удастся ли Кролику добиться своего? Эм, не было в планах сделать концовку более определенной?

Эм: Зачем? Мы никогда не хотели её менять. В этом её прелесть: она открыта для интерпретаций. По словам Кертиса, финал был открытым, чтобы зритель сам мог сделать собственный вывод. Думаю, финал — это самая сильная часть картины.

Джонс: Нужно понимать: для героев ленты — это просто неделя из жизни. Многие зрители этого не уловили.

Бенсон Миллер: В других фильмах главных героев прославляют. Пытаясь наделить супер-свойствами и часто забывают об их человечности. Здесь всё наоборот. В финале «8 мили» Кролик специально стал максимально незащищенным. Он идет по тёмному переулку с мешком через плечо, но в этом мешке вовсе не миллионы. Там — мечта.

Думаете, вы уже видели все баттлы из «8 мили»? А вот подборка бонусных сцен, где Эминем сразился с людьми из массовки.

Источник

Adblock
detector